12.12.2017 




Вы можете не умереть
Михаил Батин, Алексей Турчин
10.12.2013- 15.12.2013

Вы можете не умереть





«Трасса М4. Ростов - Москва» / Современное искусство Ростова-на-Дону





Лес/ Современное искусство Краснодара





Культурный Альянс. Проект Марата Гельмана

Главная | Контакты | Поиск | Дневник М. Гельмана
Русский | Deutsch | English

























Вокруг Гельмана


Искусство будущего: интервью с Маратом Гельманом

Современное искусство в отличие от классического, чьи совершенные формы застыли на века, - это живая материя. Нечто, постоянно развивающееся, ищущее новые формы, создающее новые направления и пробующее смешивать разные жанры. Современное искусство - это то, что происходит и создается здесь и сейчас, в данную конкретную минуту, пытаясь отражать и отвечать вкусам и настроению тех, кто живет в настоящем. Однако порой оно принимает такие формы, что далеко не все согласны считать его именно искусством, а не хулиганством или кощунством. Особенно это касается художественных акций и перфомансов. Ведь особенность его еще и в том, что буквально каждый из нас может сегодня попробовать сотворить объект искусства из любого подручного материала. Правда, что получится в итоге - шедевр, или уродство, или ничего, - неизвестно. Зачастую понять это и отделить одно от другого способен только самый тонкий ценитель и строгий селекционер - время. И тогда то, что было современным искусством, станет классикой, а на смену ему придет что-то новое - искусство будущего.

Все вышесказанное - всего лишь изображение на поверхности холста. Проницательному взгляду известного галериста Марата Гельмана доступна изнанка современного отечественного искусства.

- Существуют какие-то общие законы и направления, по которым развивается современное искусство. Россия вписывается в эти художественные процессы?

- Общество и искусство во всем мире во многом развиваются параллельно. Но в отличие от Европы или Америки у нас существует главная и самая серьезная проблема - это система воспроизводства. На сегодняшний день у нас нет ни одного вуза, который готовит художников.

- А как же все наши художественные институты, которые существуют много десятилетий?

- К сожалению, большинство из них дает лишь основы ремесла. А для серьезного художественного образования должно быть несколько составляющих. Первое - это погружение в артконтекст. Человек, который хочет стать художником, должен погружаться и в сферу истории искусств, и в сферу того, что делают сейчас художники во всем мире, что происходит в современном искусстве. Учебный процесс не может протекать вне самого художественного процесса. Уже учась, необходимо постоянно интегрироваться в эту среду. Также должен быть правильным и социальный контекст. Искусство XVII века не может быть похоже на искусство XXI века. Оно должно отражать свою эпоху, своих современников. Невозможно такое искусство, если нельзя определить, какому времени оно принадлежит. Художник должен чувствовать свое время. И нужен, конечно, контекст личностный, нужно научиться слушать себя. Второе, без чего нельзя стать художником, - это обучение мастерству из первых рук. В искусстве, так же как в любой науке, может быть огромное количество дисциплин. Но в отличие от точных наук внутри всего этого должен стоять мастер. В противном случае художественное образование бессмысленно.

- Иногда даже серьезные художники становятся известны широкой публике благодаря не фундаментальным работам, а каким-то экстравагантным акциям. Как вы считаете, может быть, сегодня людей в искусстве это больше интересует?


- Такой активный жест в искусстве, эпатаж, оправдан тем, что художник, так же как и много веков назад, хочет внимания, хочет реакции. А мы на лету проскакиваем мимо картин в музеях и галереях. Очень трудно сегодня себе представить человека, который упадет в обморок от восторга перед картиной Рембрандта. Поэтому акция - это наиболее короткий путь к вниманию публики. К тому же весь конец XX века над художником довлела невозможность новизны. Модернистский период прошел, открытий больше не будет. Наступил постмодернизм. Поэтому в ситуации невозможности нового в искусстве художник стремится уйти в зону, где это новое не довлеет. Например, в зону личного. Это не новое, это другое. Феминистское искусство, искусство черных - они другие. Они ничего нового не открыли, но они показали другое. Но, безусловно, 2002 год в отличие от предыдущих не был годом акций. 11 сентября в Нью-Йорке радикальным образом изменило интеллектуальную ситуацию, после чего сильные жесты оказались невозможны, неуместны. Террористический акт живет отчасти по таким же законам, как художественная акция. Одна из целей - привлечь внимание, вызвать резонанс. Поэтому в радикальном искусстве активный эпатажный жест перестал быть художественной практикой, это ушло из искусства.

- Но такие художественные акции со временем вернутся или, может быть, появится что-то другое?

- Я думаю, что в искусстве ничего не возвращается. И в то же время все возвращается. Это хорошо, что искусство зависит от жизни. Оно не может сохраняться как некий цех ремесленников, которые рисуют натюрморты. Тогда это не искусство, а ремесло, такое же как ремесло плотника или каменщика. Когда-то искусство было одним из престижных занятий. Стремление стать скульптором или художником было очень сильным. Теперь список престижных занятий существенно расширился. И творческая профессия перестала быть какой-то особенной. Быть ресторатором или бизнесменом не менее интересно. Но искусство - это не массовая профессия. Здесь, помимо умений, знаний и таланта, нужна еще художественная воля. Почему пропадают таланты? Не было воли. Это было известно всегда, что судьба художника, писателя - непростой и часто очень болезненный путь. Это сложный выбор, когда из множества простых и комфортных вариантов человек сознательно избирает самый трудный и порой трагичный. Но если человек действительно хочет быть художником, он не может не быть им. А по поводу эпатажных акций - это всего лишь одно из проявлений творчества. Помимо этого в искусстве всегда ведется подспудная, незаметная работа. И что в итоге станет достоянием публики, неизвестно.

- Как по-вашему, гениальные художники до сих пор умирают в безвестности?

- В России, я уверен, очень много. Я встречаю иногда пожилых людей, очень талантливых, но которые уже в силу многих обстоятельств не смогут стать известными - они не встроены в систему художественной среды. Эта система жесткая, и ее несправедливость еще в том, что этот художник, пропадающий в глуши, он еще даже не сделал того, что мог бы и должен был сделать. Потому что сегодня, чтобы делать искусство интересное, нужен не только дар, но нужно знать художественную ситуацию, находиться в ней.

- Значит ли это, что современный художник может существовать и творить только в крупном городе?

- Да. Во всяком случае, он должен жить поближе к одному из культурных центров. Современное искусство ориентировано прежде всего на жителей мегаполиса. И более того, на очень узкую прослойку его. Есть понятие среды. Для того чтобы случилось нечто - а искусство является социальным моментом, - должна быть культурная среда. Сейчас есть еще Интернет, который можно использовать с одной стороны как средство выражения художника, а с другой - как средство доставки творения художника до как можно большей аудитории. Он делает искусство отчасти более доступным. Интернет - это способ разомкнуть провинциальность, чтобы в самых отдаленных от центра местах художник был в курсе всего, что происходит. Интернет еще и способ другого мышления, поэтому он сильно влияет на художника. Вообще, новые технологии всегда помогали искусству в развитии. Так что в перспективе это направление для искусства будущего.



19.03.2003 |  Е.Пименова,
Лица

версия для печати
 









Главная | Контакты | Поиск | Дневник М. Гельмана



copyright © 1998–2017 guelman.ru
e-mail: gallery@guelman.ru
сопровождение  NOC Service




    Rambler's Top100   Яндекс цитирования