16.12.2018 




Вы можете не умереть
Михаил Батин, Алексей Турчин
10.12.2013- 15.12.2013

Вы можете не умереть





«Трасса М4. Ростов - Москва» / Современное искусство Ростова-на-Дону





Лес/ Современное искусство Краснодара





Культурный Альянс. Проект Марата Гельмана

Главная | Контакты | Поиск | Дневник М. Гельмана
Русский | Deutsch | English

























Вокруг Гельмана


Компромат как литературный жанр

Став по воле случая издателем "книжного" журнала, я решил, что обязан внести свой вклад в литературу. Смею надеяться, он не станет тем веретеном, уколовшись о которое навеки засыпают сказочные принцессы. Все же "Пушкин" не "спящая красавица", а я не злая ведьма.

Жанр, о котором пойдет речь, сам по себе стар как мир. К его рождению и процветанию приложило руку все прогрессивное человечество, и все регрессивное, и все остальное. Поклонники этого жанра творили и будут творить историю. Сама история стала таковой во многом благодаря ему. Оставаясь всегда в тени, он незримо, исподволь пропитывал культуру, формализуясь во всех ее известных разновидностях и в целом во всем многообразии людских занятий. Настало время, когда этот могучий приводной механизм культуры должен быть исследован и оценен по достоинству. Я говорю о КОМПРОМАТЕ.

Компромат друг на друга собирали римские сенаторы, приближенные египетских фараонов (кстати, жена одного из них испортила на время карьеру Иосифу), свободные граждане Афин (кто-то ведь стуканул на Сократа), чиновники при дворе китайских императоров и – наверняка! – даже "генералы" армии Чингисхана (переломленный хребет Джучи тому свидетельство).

Когда фактического материала не хватало, его вдохновенно фальсифицировали, и с тех пор в классических шедеврах компромата причудливо переплелись правда и вымысел. По законам жанра компромат должен выглядеть достоверным, но вовсе не обязан быть таковым. Это понимали еще гонители Иисуса из Назарета, которые не поленились собрать пару "чемоданов" компромата прежде чем распять знаменитого родоначальника уличного перформанса.

Хрестоматийный образец "литературной дискредитации оппонентов" мы находим на страницах дантовской "Божественной комедии": там можно обнаружить рекордное количество отборного компромата на современников (и, что самое главное, политических противников!) великого поэта. Случись нечто подобное в наше время, легко себе представить, скольких чиновников пришлось бы в срочном порядке отправлять в отставку, какие скандалы бушевали бы в их семьях! Но у Данте компромат еще слишком утилитарен и вспомогателен, чтобы проявилась вся его (компромата) художественная сила.

До сих пор компромат никогда не воспринимался как самостоятельный литературный жанр – возможно, просто потому, что создавался все больше из соображений сугубо практических, в строгом соответствии с насущной необходимостью, а отнюдь не в силу желания художника воспользоваться его неповторимыми выразительными средствами.

Кроме того – что тоже очень важно! – долгое время компромат был недоступен широкой общественности. Неразвитость информационных технологий приводила к тому, что шедевры оседали в сейфах закрытых кабинетов, а читающая публика наблюдала только финал драмы и не могла всесторонне насладиться развитием сюжета.

Компромат начал превращаться в литературу, когда его стали предавать гласности средства массовой информации. Но поскольку любая публикация имеет своей целью увеличение тиража публикующего издания, проблемы и тайны "главных героев" произведений и их окружения по-прежнему раскрываются не до конца. Книжные издательства печатают компромат из коммерческих соображений, наравне с традиционными боевиками и эротикой, не учитывая литературных особенностей нового жанра. Но уже сейчас очевидно, что художественные возможности компромата позволяют его авторам выходить за рамки сугубо журналистских экспериментов.

Практика показывает – жанр компромата полифоничен: никогда еще попытки применения разных выразительных средств во имя одной художественной цели – наглядно продемонстрировать публике недостойное поведение той или иной персоны – не выглядели столь естественными и гармоничными! Здесь могут быть задействованы и литература, и дизайн (поскольку правильное, достоверное оформление документа нередко оказывается не менее важным, чем его содержание), и видео- и аудиоматериалы, а кроме того, создание компрометирующих ситуаций безусловно требует исключительного владения как традиционной актерской техникой, так и новейшими достижениями в области перформанса.

Однако наибольший творческий простор жанр компромата дает именно литераторам. Разумеется, полноценным произведением может считаться только художественная фальсификация. Печально известная аудиозапись переговоров в "Президент-Отеле" так же отличается от ее изящно сфабрикованной версии, как рапорт артиллериста от "Войны и мира".

Художественный компромат, как и художественная литература, редактирует действительность, приводя ее в соответствие с замыслом автора. В то же время, обозначив компромат как новый литературный жанр, мы автоматически переводим это старинное стратегическое оружие политической борьбы в разряд социально безопасных публичных литературных экспериментов. Общественность теперь сможет полностью игнорировать "жареные факты" и при этом не отказывать себе в удовольствии и впредь регулярно получать сногсшибательную информацию об известных персонах – вымышленную, но достоверно и со знанием дела изложенную.

Балансируя на тонкой грани между остросюжетной литературой и документальным исследованием, компромат может стать новым развлекательным жанром – вне всякого сомнения, самой элитарной его разновидностью, поскольку работа в этом жанре потребует от авторов освоения новых художественных приемов, использования новых, порой совершенно специфических выразительных средств.

Возможность – и необходимость! – постоянного поиска оригинальных новаторских форм делает работу в жанре компромата особенно привлекательной для авангардистов. Собственно говоря, некоторые корифеи современной литературы уже не раз предпринимали интуитивные попытки освоения этого жанра. В первую очередь следует назвать Хорхе Луиса Борхеса, лучшие рассказы которого представляют собой искусно состряпанные фальсификации – другое дело, что Борхес никогда не пробовал сделать героями своих произведений современных ему политических и общественных деятелей. Если бы не отсутствие актуальности и псевдоангажированности, некоторые рассказы его, особенно те, что включены в сборники "Всемирная история низости" и "Вымыслы", могли бы считаться классикой жанра. Уверенным шагом в том же направлении кажется мне и нашумевший "Маятник Фуко" Умберто Эко – правда, здесь потребуется еще больше оговорок.

"Компромат" – далеко не единственный новый жанр, подсказанный нам самой жизнью. Не меньше прав на признание в качестве самостоятельного литературного направления имеют и такие изысканные разновидности русской словесности, как хорошо изученные и всенародно любимые "донос" и "жалоба", а также более новаторские "планы спасения России", "попытки сформулировать "Русскую идею"", "предвыборные обещания" – список можно продолжить. Все же компромат представляется мне наиболее перспективным из всего вышеперечисленного – хотя бы в силу своей увлекательности.

Новорожденный жанр требует серьезного внимания специалистов: авторов, критиков, литературоведов. Им предстоит определить его рамки, выявить его особенности и представить вниманию читателя его первые образцы. Надеюсь, что такое обсуждение не просто заполнит страницы нашего журнала, но и будет по-настоящему интересным в равной мере для его читателей и авторов.



21.11.1997 |  Марат Гельман,
Русский Журнал

версия для печати
 









Главная | Контакты | Поиск | Дневник М. Гельмана



copyright © 1998–2018 guelman.ru
e-mail: gallery@guelman.ru
сопровождение  NOC Service




    Rambler's Top100   Яндекс цитирования 





 Продаем тягачи МАЗ и КРАЗ, а также самосвалы КАМАЗ по невысоким ценам, оформление документов на покупку грузовых автомобилей МАЗ и КАМАЗ на стоянках.
Продавая грузовые автомобили Isuzu, мы стали надежным партнером многих российских предприятий.