16.12.2018 




Вы можете не умереть
Михаил Батин, Алексей Турчин
10.12.2013- 15.12.2013

Вы можете не умереть





«Трасса М4. Ростов - Москва» / Современное искусство Ростова-на-Дону





Лес/ Современное искусство Краснодара





Культурный Альянс. Проект Марата Гельмана

Главная | Контакты | Поиск | Дневник М. Гельмана
Русский | Deutsch | English

























Вокруг Гельмана


Тайное оружие Кремля

Всю предвыборную кампанию нам внушали, что от того, кто станет губернатором, зависит будущее нашей области и наше собственное будущее. Вера в то, что тот или иной кандидат способен в корне изменить течение событий, сопровождалось не менее твердой убежденностью, что успехи и провалы избирательной кампании от самих кандидатов не зависят. Все, мол, определяют политтехнологи, "великие и ужасные". Мы отложили детальный анализ роли политтехнологов до тех времен, когда, по крайней мере, станут известны результаты выборов. А с участниками нашего заочного "круглого стола" мы решили обсудить, что из себя представляет один из политтехнологов, прозванный "тайным оружием Кремля". Речь идет о Марате Гельмане.

Любовь Сапрыкина, артдиректор государственного центра современного искусства Министерства культуры РФ

Я, конечно, не могу относиться к Гельману объективно, потому что я очень люблю Гельмана, и для меня он бесспорная звезда еще тех времен, когда про Гельмана еще никто не слышал. И наш центр современного искусства поддерживал Гельмана задолго до того, как он появился здесь как политтехнолог.

Официальная история современного русского искусства начинается с перестройки, потому что до этого современное искусство находилось в состоянии андеграунда. И в отношении современного русского искусства, начиная с конца 80-х годов, Марат Гельман - первая фигура или одна из первых. Было всего лишь несколько человек, которые занимались тем, что сделали неофициальное русское искусство официальным, способствовали его признанию в мире, разработали механизмы инвестиций в это искусство.

Гельман был и остается владельцем галереи современного искусства. Эта галерея является институцией, как говорят в нашей сфере, которая последовательно занимается культурной политикой в области искусства, которая активно влияет на все художественные процессы как в плане творчества, так и в плане организационном и финансовом. И деятельность его частной галереи, имеющей статус общественной организации, сравним с деятельностью любого учреждения, созданного государством. Объемы инвестиций, количество проектов, осуществляемых Гельманом, как минимум, не меньше, чем количество проектов осуществляемых и финансируемых с помощью государства.

Гельман признается крупнейшим авторитетом в области современного русского искусства и одним из самых влиятельных людей. Эта его роль признается директорами крупнейших российских музеев, российским министром культуры и директорами музеев современного искусства на Западе. Гельман - фигура далеко не местного масштаба. Когда вы общаетесь с деятелями современного искусства на Западе, то фамилию Гельмана можно называть как пароль.

Я никогда не спрашивала Гельмана, зачем ему кроме этого заниматься политтехнологиями. По большому счету, меня этот вопрос не интересовал. Знаменитый фламандский художник Питер Пауль Рубенс, будучи европейской артзвездой XVII века, вдруг неожиданно стал заниматься дипломатией. Он пытался примирить европейские государства с Испанией, с монархией Габсбургов. И когда он приехал в Мадрид, встретился там с Филиппом IV. Филипп IV стал говорить ему комплименты по поводу того, что он очень талантливый дипломат. На что Рубенс ответил: "Вы знаете, я вообще-то художник, и дипломатией я балуюсь".

Зная эту историю, я никогда не задавала вопросов Гельману, хотя я думаю, что те стратегии, которыми пользуется современное искусство, сродни политтехнологиям.

Достигает результата и делает это красиво

Андрей Дахин, доктор философских наук, политолог

Марат Гельман отличается от других прежде всего тем, что он человек, который умеет собирать и слушать мысли и идеи. Кроме того, умеет из того, что услышано, из самого разнородного материала, выбрать тот, который имеет реальную ценность. Это касается и галерейной сферы деятельности, вопросов искусства.

Во-вторых, он может работать по 18 часов в сутки. Причем все как-то укладывается в общее русло и заряжено на какой-то один результат или задачу. О людях искусства говорят, что они творческие, неорганизованные, немножко чудаковатые и даже придурковатые, что они только в своем искусстве делают что-то гениальное. Марат Гельман может целеустремленно работать не только в сфере искусства. При проведении избирательной кампании достаточно много усилий тратится на то, чтобы организовать в сложной системе взаимодействие разнородных элементов. Марат - человек со стороны, а во-вторых, он является человеком, настроенным на решение определенной задачи, сведению разнородного в одно действо. Эти два качества тут себя обозначили и проявили.

В штабных структурах существует разделение труда. Но там нужно иметь какие-то функциональные связи "по диагонали", как этого порой требует ситуация. И вот эти временные "диагональные" связи осуществляют как раз такого рода люди. Когда возникает внештатная задача или какой-то новый контекст, в рамках которого нужно объединить достаточно удаленные друг от друга элементы системы, которые обычно напрямую не связывались, такого рода люди оказываются очень кстати. Эту функцию он на себя взял, и она у него получалась. В заключение можно сказать, что всякое дело можно делать с пользой, а еще можно делать красиво. Вот у него с пользой все в порядке, а кроме этого есть какая-то внутренняя интуиция, которая позволяет все сделать красиво.

Профессионал интересуется нюансами

Дмитрий Кабешев, пресс-секретарь губернатора

Первое впечатление от работы Гельмана заключается в том, что он, в отличие от других политтехнологов, тонко чувствует ситуацию в регионе. Многие московские политтехнологи, приходя в тот или иной регион, предпочитают занимаются чернухой, что проще всего. Можно заниматься черным пиаром, не зная ситуации в регионах, не зная ничего о представлениях и предпочтениях людей. Гельман не просто открыт для общения. Он изначально нацелен в первую очередь на понимание ситуации в регионе. Ему интересны не только какие-то общие вещи, расклад сил, результаты соцопросов. Он всегда интересуется нюансами. А это уже показывает, что человек работает профессионально.

Кроме того, что он профессионал в сфере политических технологий, он обладает совершенно феноменальной аурой, способностью работать. В любое время дня и ночи он отвечает на телефонные звонки, включается в работу для решения любых вопросов.

Но он не только уникальный политтехнолог, он известный галерист. Он не просто знает, что происходит в современном искусстве. Он видит конъюнктуру, оценивает перспективы тех или иных работ и художников.

Как галерист он прекрасно чувствует, что сейчас может продаваться. Причем продаваться не как предмет, не как поделка, а как произведение искусства, как новое слово, открытие. Он не просто регистратор, фиксирующий эти тенденции, не просто коллекционер и торговец искусством, использующий это знание. Как и в избирательной кампании, он играет активную роль, формируя предпочтения людей в области искусства.

Гельман - специалист без флюса

Борис Духан, заместитель генерального директора "Нижновэнерго"

Я знаю Марата Гельмана несколько лет. Он, несомненно, человек талантливый. Естественно, те кто с ним работает, говорят о нем одно, те, кто по другую сторону баррикад, - совершенно противоположное. Истина, как это всегда бывает, лежит где-то посередине. То, что он работал и работает с крупнейшими агентствами России, и не только России, в том числе и по выборам, говорит о том, что его способности ценят. Его конек - нетривиальная подача идей, которую мы, наверное, ощутили и в ходе этой предвыборной кампании.

Я довольно скептически отношусь к его деятельности "культуриста"-галериста. Но то, что я не разделяю его взглядов как культуролога, еще ни о чем не говорит. Человек занимается тем, что ему интересно. А если у человека сфера интересов лежит в различных областях, это делает личность более законченной, более масштабной. Всегда есть возможность посмотреть на работу со стороны. Еще Козьма Прутков говорил, что специалист подобен флюсу: его полнота односторонняя. Про Гельмана этого не скажешь. Он имеет возможность смотреть с разных точек зрения и на окружающих, и на самого себя.

Первой победой СПС обязан Гельману

Алексей Санников, генеральный директор ОАО "Нижновэнерго"

С Маратом Гельманом я знаком с момента его участия в кампании СПС по выборам в Госдуму. Я считаю, что, как политтехнолог, он исключительно успешный человек. То, что сделало СПС на выборах в Государственную думу в 1999 году, было удивительно для всех: и для тех, кто работал, и для всех избирателей. Именно после успеха кампании СПС стал той организацией, той движущей силой, на основе которой можно сделать правое движение в России. Тогда же я узнал, что Марат является галеристом, собирает современное искусство. У нас возникло несколько совместных проектов на этой почве. Очень хочется, чтобы Нижний увидел, что такое современное искусство. Мы постараемся помочь Марату показать современных художников в Нижнем Новгороде.

В миф о Гельмане каждый добавляет свое

Ольга Носкова, генеральный директор телекомпании НТР

Я знаю Марата Гельмана примерно месяц. Я не могу сказать, что ничего не слышала о Марате Гельмане до того, как он приехал к нам проводить акцию, связанную с какими-то фотоработами, уже, к сожалению, забылось какими. Тогда я узнала Гельмана визуально. А разные слухи о нем слышала еще со времен проведения акций по борьбе с "церетелизацией" Москвы.

Наверное, миф о Марате Гельмане мог бы родиться и лет 25 назад. Это человек, как мне кажется, не только вне границ, но и вне времени. Но существо этого мифа, как это ни пародоксально, в том, что там 95 процентов правды. Пересказать этот миф невозможно. Это истинно народное творчество, где каждый добавляет от себя все, что может. Мне показалось, что Гельман человек очень интересный и многоплановый. И миф о Гельмане - авторе многочисленных выборных комбинаций, наверное, еще долго будет в нашей области изучаться, приукрашиваться, оцениваться негативно или позитивно в зависимости от того, какой позиции придерживается интерпретатор мифа в данный конкретный момент.

Мне лично кажется, что появление этого персонажа на нашем нижегородском горизонте достаточно основательно эти горизонты раздвинуло. С одной стороны, может быть, кого-то напугала его небоязнь нарушить какие-то границы и правила, а с другой стороны, поражает абсолютная нормальность этого человека. Привести это к одному знаменателю довольно трудно ввиду сложности объекта.

Я думаю, что занятие политтехнологиями - это то, что придет и уйдет из его жизни. А то, что называют его культурным прошлым, остается культурным настоящим и будет культурным будущим Гельмана. Настоящее его, мне кажется, такое: взрослый мальчик, играющий в красивые игрушки. Думаю, что ему именно это нравится больше всего.

Я полагаю, что когда к политическим играм привлекают умных людей, - это плюс. Это означает, что повышается культура нашего общества в целом. Гораздо хуже, когда политикой, делая вид, что они профессиональные имиджмейкеры, занимаются отставные офицеры внутренних войск. Меня это пугает гораздо больше.

У Гельмана есть еще одно, как и ум, не очень часто встречающееся качество: превентивная доброжелательность по отношению к людям. Я посмотрела, как Гельман общается с людьми. Он изначально относится к человеку не просто как к хорошему, а как к очень хорошему человеку. Я не знаю, что происходит, когда он в людях разочаровывается, но я отметила этот его изначально позитивный посыл. В наше время это встречается редко. Люди чаще злые и недоброжелательные. А в нем есть такая открытость. Может быть, это внешнее, может быть, показное. Может быть, это хорошо отработанная технология общения с людьми. Но если это так, то я за такую технологию.

Ремесло, наука или искусство?

Игорь Пронин, генеральный директор компании "Видеоинтерлинк"

Мне довелось работать с различными политтехнологами. Как мне показалось, это наиболее открытый человек, уверенный спокойный профессионал, человек без лишнего пафоса. Конечно, у него есть некий московский или западный отпечаток, возможно, непривычный нам. Например, по приезде сюда он устраивает вечеринку своего имени. "Вечеринка Марата Гельмана" - это отлично.

Я обратил внимание, что выраженного конфликта местных креативщиков и технологов с Маратом Гельманом не было. Марат сумел собрать вокруг себя отличных людей, команду. Самостоятельную, но работающую в связке с ним как лидером.

При всей его мягкости в нем, несомненно, присутствует деловая хватка. Это тип человека мягкого внешне, но имеющего внутри прочный стержень и добиваюшегося результата.

Политтехнологии, как творческий процесс, на мой взгляд, ближе к искусству, чем к науке. Я старый рекламист. Что такое реклама? Это наука, профессия, ремесло, искусство? В разные периоды своей деятельности в компании "Видеоинтерлинк" я говорил разное. Сперва я утверждал, что реклама - это искусство, потом - что это ремесло, потом - что это наука. На самом деле это все вместе связано. А политтехнология в этом близка рекламе. Есть и данные социологии, собираемые на строгой научной основе. С другой стороны, избирательная кампания требует колоссального количества креативного ресурса. А это уже искусство. Поэтому, наверное, не случайно, что Марат Гельман занимается современным искусством и политтехнологиями. Для него, возможно, это применение творческого потенциала.

Марат Гельман - Homo Ludens в политике и в искусстве

Александр Блудышев, министр культуры Нижегородской области

Как говорили в старину, Марат делает честь своей профессии. Причем он умудряется делать честь каждой из профессий.

Прежде всего он был одним из тех весьма немногих людей, которые способствовали созданию артрынка в России. Не традиционного антикварного рынка, который здесь всегда существовал, даже в советские времена, а именно того рынка, который существует везде, куда распространилась современная цивилизация.

Пусть пока у нас это только начинается, но это началось. А Гельман был одним из перводвижителей этого процесса. Именно он, рискуя порой, вызывая множество завистливых взглядов, а значит, и град критических стрел, явился автором таких симбиозных проектов, как выставка современного российского искусства последнего десятилетия в Русском музее. Эксклюзивный, уникальный проект. Или неделя Энди Уорхолла в Москве. Я не буду говорить совсем банальные вещи - что именно благодаря Гельману такие действительно известные на Западе люди, как Кулик или Бреннер, получили путевку в большую художественную жизнь. Слишком банально об этом даже упоминать.

Марат всегда умудрялся быть не разговаривающим, а делающим. Это практически невозможно, но это ему удалось. И в этом главный фундамент его успеха.

Это очень сильно отличает его от многих представителей околосвободных профессий, которые не имеют себе равных на кухне ли, в шикарной ли столовой, которая уже оформлена мебелью в квазистиле Людовика XIV - не важно, главное, чтобы там было достаточное количество бутылок, несколько красивых девушек для вдохновения и много времени для разговоров.

Марат сделал себе имя как один из лучших на сегодняшний день галеристов и вообще специалистов в артбизнесе. Одновременно он титулованный фигурант нашего политического процесса, консультант, руководитель выборных процессов и кампаний.

Это ведь не история Мистера Джекила и доктора Хайда: есть днем владелец известной галереи, организатор недель Уорхолла, знаменитых выставок в Русском музее. А ночью он превращается в мистера Хайда, зловещего организатора каких-то там провокаций на выборах и еще черте чего. Но это слишком бульварно- литературный подход. Очень пошлый. На самом деле Гельман никогда не перестает быть галеристом, даже когда занимается выборами, и наоборот, когда он галерист, он не перестает заниматься политикой. Тезис, который он сформулировал в отношении Лужкова: "до тех пор, пока вы будете заниматься культурой, мы будем заниматься политикой" - в этом, на мой взгляд, весьма разумном кредо действительно многое заключено.

Почему нет двух Гельманов? Мне кажется, потому, что он прекрасно понимает, что и то и другое - это прежде всего игра в самом широком смысле слова. "Homo ludens" Хайзинга ("Человек играющий") - одна из главных книг XX века. Но одно дело сидеть и писать философские трактаты - это замечательное занятие. А другое дело - ставить эти трактаты в жизнь. Вот Марат - человек играющий. Весь его опыт последних лет свидетельствуют, что искусство и политика - это просто разные грани большой человеческой игры, человеческого бытия. Мне кажется, его феномен заключается в том, что он понимает разные уровни этой игры, уважительно и без снобизма относится к игре на разных уровнях.

Я не знаю, насколько мы вышли из эпохи постмодернизма, мне это неизвестно, потому что, наверное, не зафиксирован тот момент, когда мы в нее вошли. Но я так думаю, что Марат как раз был реальным постмодернистом в жизни вообще. Такое отношение, одинаково уважительное и к каким-то низовым качествам игры, и к самым высшим ее проявлениям, - это философия постмодернизма.

Рожек на его голове я не заметил

Андрей Чугунов, главный редактор "Нижегородского рабочего"

Во первых, умный человек, что радует. Во-вторых, и это достаточная редкость среди известных мне московских гостей, это человек, который пытается слушать тех, кто живет в городе, а не только говорит: "Делай как я". Это тоже приятно. В-третьих, я с ним не работал плотно. Мы несколько раз встречались, разговоры разговаривали. Милый собеседник. Умный. Понятно, что Марат - человек на сто процентов креативный, направленный на то, чтобы придумывать нечто, еще не использовавшееся. А у меня есть такой старый бзик: я считаю, что один раз использованная вещь во второй раз дает плохой результат. Мне интересно было следить за тем, что он придумывает. Рожек на его голове я не заметил...

Над пропастью между властью и обществом

Специалисты не любят, когда в их дела вмешиваются посторонние. В средние века стать членом цеха было неимоверно трудно, безотносительно к степени владения собственно ремеслом. Члены цеха не хотели делиться доходами и престижем с чужаками. Цех современных российских политтехнологов формально не такая закрытая структура. Но психологические мотивы, движущие членами этого цеха, похожи. А поскольку это люди, профессионально занимающиеся пиаром, причем в значительной степени черным, они, естественно, не могут не применить собственное ремесло против чуждого себе собрата по профессии.

Миф о Марате Гельмане заслуживает отдельного изучения, и точки зрения, приведенные участниками этого заочного "круглого стола" не исчерпывают вопроса. Интересно другое. Зачем человек, вполне состоявшийся в одной, весьма престижной сфере, занимается параллельно деятельностью совсем, казалось бы, не связанной с его первой работой? И зачем власти, имеющей возможность выбирать из огромного количества "чистых" политтехнологов, нужно обращаться к человеку, принадлежащему к совсем другой сфере, чуждой миру политики?

Сам Гельман считает, что между политиками и художниками много общего. И те и другие - люди предельно эгоцентричные, стремящиеся в максимальной степени оставить свой след в истории. И если в обычной жизни у политиков есть для этого собственный инструментарий - подчиненные чиновники, обязанные выполнять приказы, политические сторонники, следующие за своим лидером, - то в период выборов политики оказываются перед лицом необходимости устанавливать коммуникации с избирателями, не относящимися к их сторонникам или даже вообще в обычное время не очень-то интересующимися политикой.

В обществе с развитой демократией сильные партии выполняют в том числе и эту, коммуникативную функцию. Партийная идеология, партийная программа служат не столько планом действия для чиновников в случае завоевания партией власти, сколько неким образом, позволяющим добиваться поддержки общества. Впрочем, и в этом случае партиям понадобятся политтехнологи, которые будут заниматься промоушном этих программ. Но они требовались бы не для решения тактических задач, не для спринта в двухмесячной избирательной кампании, а для марафона, для разработки и реализации определенной части стратегии политической партии.

Стратегия ведь должна включать в себя не только экономические и внешнеполитические аспекты, относительно которых при помощи партии как политического механизма достигается баланс интересов различных частей политической элиты. В стратегию должна входить и идеологическая или публичнополитическая часть, приводящая эти компромиссы в единую систему и позволяющая обеспечить эффективную коммуникацию между политической организацией и обществом. Не случайно многие, впоследствии ставшие модными художественные течения начинались эффектным манифестом.

А пока этого нет, избирательные кампании проходят так, как они проходят. Элита продолжает считать чисто по-советски людей искусства "инженерами человеческих душ" и требует от них выполнения социального заказа. Сейчас, в условиях рынка, за это приходится платить значительно бо'льшие деньги, но суть остается прежней. При этом большинству политиков комфортнее работать с политтехнологами своего уровня, не подавляющими широтой своей культуры и масштабом личности. Отсюда и засилье определенного типа профессионалов. Но жизнь все-таки меняется, если даже элита начинает понимать, что талантливый человек, пусть даже и не из своей тусовки, может сделать работу лучше. Осталось дождаться, когда придет понимание, что такие профессионалы могут и подсказать кое-что по части постановки задачи.

А самое главное, как бы ни были серьезны вопросы политики, все равно это лишь игра. Игра, раз у нее есть правила. И раз это игра, надо относиться к ней соответственно. Неоправданная серьезность разрушает игру, превращает спортивный азарт во враждебность, а соревнование - в войну. И хотя на войне тоже нужны агитаторы и коммуникаторы, избави бог нас от этого. Но понимание властью правил игры и следование им, а главное, понимание игрового характера политических процессов в противовес представлению о политической борьбе как о войне не на жизнь, а на смерть - это признак здоровья. И это понимание и составляет "тайное оружие Кремля".



5.08.2001 |  Марата Гельмана обсуждают известные люди,
Монитор, Нижний Новгород, 30.07-05.08.2001

версия для печати
 









Главная | Контакты | Поиск | Дневник М. Гельмана



copyright © 1998–2018 guelman.ru
e-mail: gallery@guelman.ru
сопровождение  NOC Service




    Rambler's Top100   Яндекс цитирования