22.10.2017 




Вы можете не умереть
Михаил Батин, Алексей Турчин
10.12.2013- 15.12.2013

Вы можете не умереть





«Трасса М4. Ростов - Москва» / Современное искусство Ростова-на-Дону





Лес/ Современное искусство Краснодара





Культурный Альянс. Проект Марата Гельмана

Главная | Контакты | Поиск | Дневник М. Гельмана
Русский | Deutsch | English

























Вокруг Гельмана


Марат Гельман о приговоре организаторам выставки "Осторожно, религия!"

В конце марта федеральный судья Владимир Прощенко вынес приговор по делу организаторов выставки "Осторожно, религия!" по 282 статье угловного кодекса. Беспрецедентная ситуация: организаторы выставки приравниваются к преступникам. Уголовная статья звучит так: "Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации". Да, Юрий Самодуров и Людмила Веселовская на свободе, и рад, что они не будут сидеть, иначе это был бы позор. Причем не только позор, но и трагедия.Знаете, на том же основании можно привлекать к суду и артиста Броневого, который сыграл шефа гестапо Мюллера.

Искусство – это жест, а не поступок. Метафора, а не действие

Как и Сахаровский центр, Галерея Гельмана знакома не только с судебными разбирательствами. В 2000 году, во время последней персональной выставки Авдея Тер-Оганьяна, группа людей, ряженых в казачью одежду, устроила погром в нашей галерее, изуродовав работы примерно так же, как подобная группа сделала в Сахаровском центре. Сотрудникам галереи они говорили, что все равно убьют Авдея и всех, кто его поддерживает. Травля современного искусства вынуждает художников покидать Родину. Авдей Тер-Оганьян, ведущий российский художник девяностых годов, оказался в эмиграции в Чехии. Российские художники Олег Мавроматти и Владимир Янушевский нашли политическое убежище за пределами России, также уходя от религиозных нападок.

Если государство и Церковь считает художников провокаторами, то вполне справедливо. Потому, что новое искусство спровоцировало проявление на поверхности нашей общественной жизни МРАКОБЕСИЯ.

Допустим, художники выставили работы, оскорбляющие чьи-то чувства. Никто никого не заставляет идти именно на эту выставку. Почему надо сразу кричать "полиция!!!"? Картина Перова "Сельский крестный ход на пасху" не оскорбляет ваши чувства? Ее надо на этом основании выкинуть из Третьяковской галереи? Были и такие времена, когда просто изображение обнаженного тела казалось оскорбительным. Еще примеры.

Сократ был казнен по обвинению в богохульстве, неверии, непочитании местных богов и в растлении молодежи.

Католическая церковь заставила прикрыть наготу фигур плафона Сикстинской капеллы Микеланджело. Конечно, потом, эти поздние записи были смыты.

Картины Эдуарда Мане "Завтрак на траве" и "Олимпия" не были разорваны на куски только благодаря мерам предосторожности, принятыми администрацией Салона 1865 года.

Чаадаев после публикации своего первого философического письма за оскорбительные для России и православия мысли был "высочайше" объявлен сумасшедшим, находился под медицинским надзором и домашним арестом.

Перу Пушкина принадлежит кощунственная с точки зрения церкви поэма "Гавриилиада".

Виссарион Белинский, центральная общественно-политическая и философская фигура России, писал Герцену: "Истину я взял себе, и в словах "бог" и "религия" вижу тьму, мрак, цепи и кнут, и люблю теперь эти два слова, как следующие за ними четыре".

Лев Толстой был отлучен от церкви.

Фашизм относился к авангарду как к дегенеративному искусству

Если кто-то думает, что эту эпоху нельзя воскресить, тот глубоко заблуждается. Она вернется сама в мгновение ока, если опасность нагнетания истерии вокруг современного искусства не будет верно оценена.

Трудно не заметить: в обществе появился новый опасный тренд. Режиссер Фокин обвиняется в искажении гоголевских текстов «Ревизора». На выставку «Россия-2» подают в суд 3 группы граждан: верующие Православной Церкви, художники-реалисты Союза Художников и депутатская фракция «Родина». Обструкции подвергается опера Леонида Десятникова по либретто Владимира Сорокина.

Книги Сорокина, Пелевина, Ерофеева не понравились молодым людям. Их что, заставляют читать эти книги в школе, как романы Брежнева? В чем проблема? У них нет выбора? Почему писателю надо в судебном порядке запретить публиковаться? Кто санкционирует право определять, что кому идет во вред? Где граница такого запрета? Ранние произведения Пушкина под них попадают? Еще две трети мировой литературы попадают? Или следует запретить всю светскую культуру? И почему все это должно происходить как бы от имени Путина? Чтобы усилить нелепый комический эффект? Напомнить, скольким писателям пытались заткнуть в этой стране рот ссылками, каторгами, изгнаниями? И в чью пользу решила эти вопросы история?

Мракобесие какое-то время прятало свои убеждения, но теперь его стало видно. Сегодня мракобесие возводит бронзовые монументы в городской среде, игнорируя мнение экспертного сообщества, играя мускулами, выясняет, можно ли безнаказанно громить музейные выставки; требует запрета на занятие теми формами искусства, которые его не устраивают, возводит музеи тому, что само считает искусством. Оказывается, мракобес - это не обязательно плохой запах изо рта, неграмотность, бездарность. Они могут быть холеными, чистыми, в свежих рубашках, образованными, талантливыми. В моем понимании межнациональную и религиозную рознь разжигают как раз те, кто устраивает кампании против современного искусства. Мракобес - это тот, для кого человек, думающий иначе, - враг.

Меня тревожит тот факт, что те, кто инициирует гонения на искусство, уверены в поддержке государства, иначе откуда такая безоглядная активность. А для власти это очень плохой сигнал.

Марат Гельман











Главная | Контакты | Поиск | Дневник М. Гельмана



copyright © 1998–2017 guelman.ru
e-mail: gallery@guelman.ru
сопровождение  NOC Service




    Rambler's Top100   Яндекс цитирования