20.10.2017 




Вы можете не умереть
Михаил Батин, Алексей Турчин
10.12.2013- 15.12.2013

Вы можете не умереть





«Трасса М4. Ростов - Москва» / Современное искусство Ростова-на-Дону





Лес/ Современное искусство Краснодара





Культурный Альянс. Проект Марата Гельмана

Главная | Контакты | Поиск | Дневник М. Гельмана
Русский | Deutsch | English

























Вокруг Гельмана


Мракобесы популяризируют русское искусство

17 мая в Центральном Доме художника открылась юбилейная, 1-а по счету, выставка "Арт-Москва". На этот раз в ней принимают участие свыше 70 галерей из 9 стран мира. О проектах выставки и просто о современном и актуальном искусстве рассказывает известный галерист Марат Гельман.

- Что в этой выставке отличного от другого. Насколько ярмарка может каждый раз давать что-то новое, если мы говорим об актуальном искусстве?

ГЕЛЬМАН: Ярмарка как феномен желательно, чтобы она всегда давала всегда стабильную картинку, но в России пока еще этого не произошло. Эта ярмарка гораздо больше – 70 галерей. Палитра стран в этот раз намного шире. Впервые кроме зарубежных галерей из Франции, Италии, Германии, появились галерее из Украины, Эстонии, Латвии. Можно сказать, что это ярмарка победителей – в том смысле, что современное искусство как некая отрасль, она наконец-то состоялась как бизнес в России. То есть высокие цены, много покупателей, за работами гоняются. Между галеристами идут споры, кто будет выставлять тех или иных художников. Можно считать, что это первое сугубо коммерческое, успешное предприятие.

- Я знаю, что представлены так называется русские галереи из Прибалтики. Можно ли сказать, что русские художники Прибалтики работают как-то по-другому, чем латвийские, литовские и эстонские, живущие там же?

ГЕЛЬМАН: Тут есть некоторое недопонимание. То есть русская галерея из Таллина представляет в Эстонии как раз русских художников. И она выставляет как раз художников нам хорошо знакомых. Сейчас, например, она выставила Богдана Мамонова, члена группы "Escape", которая представляла Россию на Венецианской биеннале. Можно сказать, что западное искусство и русское по формальным признакам уже почти не отличается. То есть не такого, как раньше, что на Западе все великолепно сделано, а у нас караул. Сейчас все выровнялось, и цены выровнялись.

- Цены на русское искусство в России и за рубежом как-то друг с другом соотносятся?

ГЕЛЬМАН: Цены есть на художников, а не на искусство в целом. Нельзя же сказать "цены на французское искусство", можно сказать "цены на Пикассо". Так и у нас. У нас есть с десяток художников, цены на которых вполне коррелируют с ценами западными. Но в связи со спецификой нашего русского рынка, цены все-таки на западных художников этого же уровня выше.

На ярмарке был довольно интересный разговор, что у нас теперь новая доктрина: энергетическая империя, Газпром. Но, например, капитализация Пикассо – 80 млрд, то есть она вполне сравнима с капитализацией Газпрома. Получается, что искусство – очень серьезная отрасль. А у России есть замечательные приоритеты в искусстве – русский авангард. Поэтому хорошо бы построить не только энергетическую империю, но и художественную империю. И вот эти 10 художников, которые вышли на мировой рынок, – предмет нашей гордости. Например, работы Виноградова и Дубосарского уже подделывают на Западе. Это тоже вполне перспективная отрасль.

Вопрос подделок актуального искусства, это сложнее, чем было с классикой?

ГЕЛЬМАН: Сложнее не подделать, а продать. Пока художник жив и пока есть первичный рынок галереи, которая с ним работает, то, во-первых, известны все работы, которые они сделали, и где какая работа находится. Для нас это просто некий знак, что нам удалось создать репутацию для тех художников, которые стоят больших денег, которые сегодня могут являться гордостью страны.

- Подводя итоги Первой российской биеннале современного искусства, Михаил Швыдкой сказал, что ему было недостаточно радикализма от актуальных художников. Одновременно все это проходила на фоне судебных исков по поводу выставки "Россия-2". Сегодняшняя "Арт-Москва" – вызов не столько времени, сколько руководства Федерального агентства по культуре и кинематографии услышала, или она все-таки более внимательно отнеслась к тем искам, под знаком которых прошел минувший год?

ГЕЛЬМАН: Выступление Швыдкого было при мне. Я ему ответил, что Федеральное агентство никоим образом не помогло нам выиграть эти иски. Они даже не смогли найти экспертов, которые бы просто дали заключение. Мы работали с Русским музеем и с Третьяковской галереей напрямую. Так что Швыдкой выступил просто как пустослов. Мы иски действительно выиграли и будем выигрывать. Процесс это не закончился. Этому процесс более тысячи лет, и он происходит не только в России. По всему миру мракобесы протестуют против современного искусства, но в конце концов художник всегда оказывается прав.

Но мракобесы сыграли очень важную роль в популяризации русского искусства за рубежом. Когда мы сделали выставку "Россия-2", против которой они больше всего возмущались, в Нью-Йорке, то за неделю до выставки была огромная статья в "Нью-Йорк таймс" по поводу наших отношений с мракобесами. Работы, которые их возмущали, были опубликованы. То же самое было в журнале "Арт ньюс".

Поэтому когда мы открыли выставку, все мои американские коллеги просто удивились фантастическому количеству посетителей и огромному успеху. Музей Гуггенхайм закупил 8 работ с этой выставки. Потом мы показывали выставку в Мадриде, осенью будем показывать ее в Берлине. То есть можно сказать, что весь этот успех связан с мракобесами.



20.05.2006 |  Григорий Заславский,
Радио "Маяк"

версия для печати
 
Материалы по теме :

Прослушать полную запись









Главная | Контакты | Поиск | Дневник М. Гельмана



copyright © 1998–2017 guelman.ru
e-mail: gallery@guelman.ru
сопровождение  NOC Service




    Rambler's Top100   Яндекс цитирования 





 Лечебно-диагностическая медтехника - хирургическое, реабилитационное оборудование и многое другое.