Арбат


Это было: приехав в 1988 году в Москву, чтобы ее покорять, Оганян со своими ростовскими товарищами, не зная еще, что именно в ней, Москве, нужно на самом деле покорять, начали с того, что лежало на виду - с Арбата.

Чуть ли не ежедневно – ну, конечно, если хорошая погода, - мы отправлялись на него делать всякую фигню для частично собственного развлечения - но частично и для денег.

Кричали стихи, стоя на ящике; предсказывали будущее (в картонном ящике сидел, скрючившись в три погибели, Оганян и шептал в щелочку на ухо желающему узнать, что ему делать в жизни: "В ближайший четверг езжайте на платформу Тайнинская, там пройдите 148,5 метров на юго-запад, три раза повернитесь на одной ноге и плюньте. За это вам все в жизни изменится в лучшую сторону!"), рисовали портреты, согласно приложенному прейскуранту (каждый глаз - по 30 копеек, с одной ногой - 15 копеек, с двумя - рубль, с героическим видом - 3 рубля, в виде Мэрилин Монро - 5 рублей, и т.д.), собирали вступительные взносы в “Общество по борьбе с “Обществом борьбы за трезвость” и даже выдавали художественно нарисованные удостоверения этого Общества.

За вечер назарабатывывалось таким образом рублей до 50 - по советским временам деньги совсем неплохие, и на пьянку хватало, и на еду оставалось.

К 1990-му году Оганян уже в московской художественной ситуации разобрался и перешел на более серьезные и основательные формы - выставки, галереи, каталоги и т.д., и на Арбат уже безумствовать не ходил. Да и Арбат стал уже не тем: его полностью оккупировали матрешечники, которые бизнес делали, а не шутки шутили.

 

***

Какие такие стихи читали, что за них люди деньги платили?

Ну, например, такие:

 

Быть падшей женщиной - приятно:
За сиськи всяк тебя берет,
Ходить ведет по ресторанам,
Деньжата пачками дает,

Но время быстро пролетает,
Уж замуж просится душа,
И тут девчонка понимает,
Что честь ей - ужас как нужна.

Так берегите честь, девчата!
Без чести просто никуда!
И трата-тата тратата
До свадьбы лучше - никогда!

Уж лучше без ноги остаться!
Полюбит, может, инвалид.
Бесчестной ж век одной скитаться,
Постыдный свой влачая быт.

Картинка: Этот манекен Авдей привез с собой из Ростова-на-Дону.
Красивая молчаливая подружка участвовала во всех акциях художников на Арбате и составляла компанию в путешествиях по Москве. Она была очень популярна, и ее фотографии, с Авдеем и без него, то и дело появлялись в разных газетах в виде "фотозарисовок" – я лето 1990 года проводил в городе Надыме, на самом крайнем из северов Тюменской области, и мне было приятно, открыв "Труд",
увидеть в разделе "Фотоконкурс Труда" изображение Оганяна с этой вот красоткой в обнимку, пьющего газировку из автомата.
Снимки эти появляются в газетах до сих пор, например эта – из “Аргументов и фактов” за 1997 год. Хотя сама красотка давно уже куда-то пропала.