Современное искусство в сети

ОрганизацииКритикиХудожникиГалерея Гельмана

Заключения эксперта: И.Бакштейн

Заключение эксперта

Москва 16 апреля 1999

Эксперт Бакштейн И.М., кандидат философских наук, директор Института Современного Искусства.

В связи с обращением адвоката Г.А.Крыловой по материалам уголовного дела # 202275 мною был проведена следующая экспертиза.

Мне были предложен к рассмотрению вопрос, адресованный следователем по особо важным делам прокуратыры г. Москвы Ю.Ю.Крыловым эксперту А.И.Морозову: Можно ли действия А.Тер-Оганьяна по разрубанию икон отнести к какому-либо направлению в современном искусстве, если да, то к какому?

На данный вопрос я могу ответить следующим образом.

Во-первых, я хочу констатировать, что с моей точки зрения Авдей Тер-Оганьян - является профессиональным художником. Эту точку зрения разделяют большинство специалистов по современному искусству, как в нашей стране , так и за рубежом.

Во- вторых, действия Тер-Оганьяна по разрубанию полиграфических копий икон, совершенные в рамках выставки- ярмарки Арт-Манеж, явились примером искусства Перформанса и имели художественный и только художественный умысел, и, напротив, не имели умысла оскорбить чувства православных верующих.

В-третьих, искусство перформанса имеет долгую историю, как в Русском искусстве - начиная с Русского Футуризма (Маяковский, Бурлюк), так и в Западном искусстве, начиная с дадаистов и фовистов, вплоть до знаменитого Венского Акционизма 60-х (Нитш, Брюс, Шварцкоглер), представители которого явились инициаторами либеральных преобразований в европейском обществе. Многие акции художников этой традиции носили достаточно радикальный характер, полемизировали с общественным мнением того времени, провозировали чувство протеста. Часто, в этом своем радикальном качестве акционисты являлись предтечами революционных движений.

В-четвертых, карнавализованная полемика с господствующей церковной иерархией, радикальная критика, обличение ее имеют корни в отечественной религиозной истории, в традиции скоморошества и юродства. Герой романа Достоевского "Подросток" в припадке ярости разбивает Икону и писатель расценивает этот жест не как акт осквернения, а как выражение религиозных исканий героя.

В Православной монашеской традиции известен феномен "художеств", когда мелющегося одолевают "брани" и он становится способен на действия в обычной жизни квалифицируемые как осквернение священных предметов, вплоть до "хулы на Имя Божие".

Мне представляется, что для адекватной оценки действий Тер-Оганьяна следует их рассматривать во всех вышеописанных контекстах.