Постоянный адрес статьи: http://www.guelman.ru/culture/reviews/1999-07-02/telo/

Женское тело как предмет искусства
2263, 02.07.99 // 1755

Натурщицы в европейских академиях художеств появились довольно поздно, вXVIII - XIX веках. Скорее всего потому, что художники того времени заинтересовались анатомией (до этого в учебных классах были только натурщики, а женское тело изображалось, как правило, не с натуры, а по мотивам античных статуй). А может быть, причина была иной. Английский живописец Уильям Хогарт предполагал, что таким образом хотели превратить академии в более привлекательное место.

Натурщицы были полнотелые: с точки зрения обучения юного художника рисунку, светотени, моделировке, интерес представляли в первую очередь естественно-полные формы со всевозможными складками и выпуклостями. Именно такие формы преобладали в изображении женского тела на протяжении всей истории искусства. Впрочем, идеал женской красоты и представления о женском теле как предмете искусства постоянно менялись. Полнота, или Плодородие Многие тысячелетия женское тело ассоциировалось в первую очередь с темой плодородия и материнства.

Поэтому, например, "палеолитические Венеры" (одни из самых ранних женских изображений в истории искусства, эти небольшие статуэтки были созданы примерно 30 тысяч лет назад) наделены такими широченными бедрами и такой огромной грудью, а в некоторых случаях вместо головы у них изображался фаллос. В Древнем Риме полнота даже получила социальный статус: тело матроны (то есть госпожи, матери семейства, знатной римлянки) было всегда скрыто тяжелыми одеждами, что подчеркивало солидность и почтенность ее положения.

Вместе с тем в истории искусства полнота часто приобретала эротические оттенки. Самые знаменитые примеры: обнаженные Рубенса (плотские, пышнотелые, с непременными перетяжками на ногах), Ренуара(чья импрессионистическая манера превращала плоть в живописное мясо) и Тулуз-Лотрека (в рисунках которого жирные тела проституток кажутся вовсе отвратительными). И все же символом полного тела следует считать Деметру, богиню плодородия. Худоба, или Смерть Самые худые женщины в истории искусства - так называемые "вечерние тени" -этрусские статуэтки, созданные в середине первого тысячелетия до нашей эры. Они предназначались для погребальных обрядов и названы так по аналогии с длинными узкими тенями, отбрасываемыми низким вечерним солнцем. (Позже, в XX веке, их использует - но уже как формальный прием - итальянский скульптор Альберто Джакометти, автор знаменитых "спичечных" фигур.)

Худое тело в истории искусства почти всегда ассоциировалось с темой смерти, злом и колдовством. Соответственно худоба представлялась уродливой и отталкивающей. Например, Рембрандт подчеркивал дряхлость худого тела, изображая раздутый живот и увядающую грудь. Если же худая женщина красива, значит, красота ее -от дьявола. Исключением можно считать, пожалуй, только средневековое искусство - как женское, так и мужское тело изображалось аскетичным и бесплотным; нагое женское тело позволялось только в особых случаях - обнажены были Ева и кормящая Мадонна.

Символ худобы: Персефона, богиня царства мертвых. Стройность и эротизм Именно стройное женское тело являлось идеалом красоты, а потому, как правило, изображалось обнаженным (этот жанр в истории живописи называется "ню"). Уже в Древнем Египте сквозь тонкое, облегающее платье просвечивали контуры нагого тела. В Греции обнаженное женское тело впервые появляется в середине IV века до нашей эры (статуя Афродиты Книдской работы Праксителя). Но расцвет "ню" связан, конечно, с эпохой Возрождения. Женское тело могло изображаться идеализированно (Рафаэль) или естественно, почти реалистически (Микеланджело), могло быть худым (грациозные тела у Боттичелли, угловатые с отвислыми, как у беременных, животами - у Кранаха) или полным (у Джулио Романо), чувственным (Тициан) или холодным (маньеристы). Но всегда прекрасным. В XVIII веке художники отказываются от идеала красоты как такового и начинают эксплуатировать женское тело - стройное и не очень - как объект желания.

Грудь и талия затягиваются в корсет, бедра расширяются фижмами. Пышные юбки, кроме того, удобны, чтобы под них заглядывать (как на знаменитой картине Фрагонара "Качели"). В изображении женского тела теперь господствует тема сладострастия. Появляются многочисленные одалиски, выставляющие свою наготу напоказ. В результате в конце века Дени Дидро заявил, что достаточно насмотрелся "грудей и задниц", и потребовал, чтобы художники обратились наконец к высокому. Что вскоре и было сделано романтиками, изображавшими женщин воздушными и грациозными, но очень редко обнаженными (не считая, естественно, Энгра, которого, впрочем, больше увлекала форма, а не плоть). Символ: конечно, Афродита, богиня любви.

Стройность и стать Изображения сильного, мускулистого женского тела в истории искусства достаточно редки и более всего характерны для феминистского искусства XX века. Однако в нашем столетии женское тело вообще утрачивает свою идеальность, перестает быть каноном красоты и превращается в объект всевозможных художественных экспериментов. Начиная от расчлененных тел "Авиньонских девиц" Пабло Пикассо - манифеста кубистической живописи и кончая боди-артом: тело может быть "холстом", на котором пишут красками, а может быть и "кистью", которую художник макает в краску, а затем отпечатывает на холсте (как Ив Кляйн). И какое это тело - худое или жирное, - уже не так важно.

Символ: Артемида, богиня охоты, девственница, покровительница целомудрия и амазонок, обладавшая решительным и агрессивным характером. Особый путь: Россия Когда речь заходит о русских стройных красавицах, в первую очередь вспоминается портрет худющей и угловатой балерины Иды Рубинштейн работы Серова. А за ним чахоточной "Дамы в голубом платье" Сомова.

А потом воздушные, бесплотные, как тени, женские фигуры на картинах Борисова-Мусатова. Но список стройных женщин в русском искусстве этими портретами, по существу, и ограничивается. Того разнообразия, которое характерно для западного искусства, в России никогда не было. Русские художники, как всегда, пошли своим путем. Идеальное женское тело в России -полнокровное, белокожее (румянец еще больше оттеняет белизну кожи), иногда даже дебелое. Такими были женщины на картинах Венецианова, Тропинина, Брюллова, не говоря уже о Кустодиеве и Малявине, которые изображали даже не женщин, а просто-таки баб. Кстати о бабах. Понятно, что в советское время именно баба стала абсолютным идеалом женской красоты.

Например, в 1930 году в журнале "Искусство в массы" появилась статья под названием "Новая женщина ждет своего художника", в которой автор призывал отказаться от буржуазного идеала "домашнего ангела-хранителя" и "женщины-куртизанки" и изображать "женщину-пролетарку, женщину-борца". К тому же, примерно, времени относится и один искусствоведческий апокриф.Известный ученый Алексей Федоров-Давыдов как-то сказал: "Какое в России может быть искусство, когда у нас женщины в валенках ходят". Конечно,валенки - так себе художественный образ, но зато он вполне соответствовалсоветскому идеалу женского тела.

© 1999-2004 guelman.ru
e-mail: gallery@guelman.ru