выпуск 45

07.02.2000

большая проза Арт-Лито: сказка для Стивена Кинга; летний лагерь и морлоки у мисок.

Конкурс: Арт-лито.
Номинации: проза (крупнокалиберная).
Писать вступления мне надоело (традиции маздай). Так что просто поехали по TXT-ам.

С детства одержимый желанием рисовать, запечатлеть окружающий мир на покорном холсте, он слишком поздно понял, что сил, подобающих для мечты, - просто нет. Малюя афиши в кинотеатрах, оформляя клубы и детские садики, он ждал чуда - и жизнь прошла.
Вероника Батхен "Художник, или Сказка о найденном времени"
Старый бесталанный художник находит в кладовке дедушкину куклу. "Марионетка - старичок в облезлом балахоне с круглой и лысой как яйцо головой". Через неделю на Арбате появляется аттракцион "Кукла-художник": старик рисует портреты зевак, вложив карандаши в руки марионетки. Жизнь налаживается (в частности, вместо заплесневелых остатков чая и кефира в жизни старика появляются кофе и трубка). Со временем обнаруживается, что марионетка наделена даром, в котором судьба отказала самому художнику. Стивену Кингу этого сюжета хватило бы на шестисотстраничный роман, достаточно страшный, чтобы не класть его в карман куртки, когда собираешься в полном одиночестве переночевать на даче. Вероника Бахтен написала добрую печальную сказку; даже смерть старика в финале не вызывает у читателя нехороших подозрений: она тиха и светла, как смерть монаха.

В Летнем Лагере кто-то встал на колени и выкрикнул: "Прошу свободы слова!" -- а другой (конвоир) любезно подошел, сказал: "Понимаю!"-- с вежливой улыбочкой расстегнул перед ним штаны, что он, вообще-то проделывал не перед каждым, только в особых случаях, этой чести многие не удостаивались, многие из которых даже видные деятели искусств, поскольку деятелей много, а он один, на всех не хватает. Он расстегнул штаны, и тут же всё с той же улыбочкой измочился прямо ему в лицо, стараясь при этом пошире попасть, чтобы побольше натекло в глаза и в уши, набилось-шибануло в ноздри и в рот, чтобы насквозь пропитались волосы и подольше потом пахли, ну, знает свое дело, профессионал, а остаток влил за шиворот и стряхнул туда же последние капли с конца, вслух для присутствующих тут же прокомментировал свои действия словами из известного романа: "Товарищ не понимает! Товарищу нужно помочь,"-- после чего последний поднялся с колен (оправил, расправил член), отряхнул брюки, сказал: "Спасибо! Щаслив! Жаль, что вы не женщина!"-- и ушел походкой прямой, втянув бока, спокойно, мерным ледяным шагом, не оборачиваясь.
Никто в этот день больше его ни к какой работе не привлекал, дали очухаться и впитать в себя грудью процесс выздоровления, чтобы ему действительно лучше и очень хорошо стало, чтобы он полнее влился в психологию коллектива и к утру мог почувствовать себя в полнейшей безопасности. Тогда-то его и расстреляли. Провезли на главный плац на грузовике, сзади подошел человек с пистолетом, выстрелом в затылок быстро его сразу убил, закрыл крышку грузовика, сел в кабину и уехал.

Игорь Шарапов "ЛЕТНИЙ ЛАГЕРЬ"
Это повесть, которую нельзя пропустить. Перед нами уникальный автор, экстремальный текст, неожиданный и по-своему освежающий. Шоковая терапия для неосторожного читателя, которому, в частности, предстоит узнать, что:
· Летний Лагерь - для тех, кто очень хочет измениться, но не может.
· В Летнем Лагере женщинам за любую малейшую провинность один приговор - изнасилование.
· Заключённые вообще, например, постоянно стучат друг на друга, хотя все знают, что это никак не поощряется.
· Летний Лагерь - это полное уничтожение личности.

… и много других не менее занимательных вещей.
Претензии к Шарапову у меня, впрочем, имеются: его повесть слишком хороша, чтобы прощать ей пресловутые "отдельные недостатки". Во-первых, растянуто. Отжать бы водички (примерно треть) - и была бы конфетка. Во-вторых, меня раздражает, что лагерную охрану автор называет "эсэсовцами", да еще и в приложениях фигурирует "Обращение к господину Фашистману". Ну, то есть, логика автора мне понятна, однако если бы он придумал для лагерного начальства какие-нибудь узнаваемые неологизмы отечественного происхождения, было бы страшнее. В-третьих, текст надо серьезно редактировать, что, опять же, нормально - в противном случае, было бы непонятно, зачем вообще существуют редакторы.
Гораздо более серьезные претензии у меня к окружающему миру: гротесковая реальность Шарапова выглядит как-то слишком правдоподобно.
Постскриптум от Игоря Шарапова:
"Если ты не знаешь, что такое свобода, Лагерь знает!"
Постскриптум от Фрая:
Прежде, чем возмущаться, стонать и падать в обмороки, проверьте на себе "тест на эсэсовца", который фигурирует в шараповском тексте. И чур не жульничать.

Я уже говорил - время морлоков. Фантаст застенчив, засадил их в подвалы. Ничего подобного, они цари жизни, толкаются у мисок, новые оттесняют старых.
Дан Маркович "АНТ"
Повесть огромна, а ночь короче тараканьей жизни. НЕ буду врать, что успел прочитать "Анта" от корки до корки. Пишу о нем лишь потому, что уже точно знаю, что буду дочитывать. Рекомендую себя в качестве примера для подражания всем, кто не боится боли. Потому что Маркович пишет больно. Без анестезии.
"Главная беда не боль, а страх. Ты не бойся, хуже не будет. Боль не смерть, а ведь и смерть тысячу раз побеждают, а она нас - только один. От боли не умирают, от страха - сколько угодно. Если болит, значит живой еще. И никогда не думай - за что?.. Самая поганая мысль. Ни за что, так или никак. Жизни наплевать, есть ты или нет. Знай навсегда - никто тебе не должен, нигде тебя не любят, нигде не ждут. Тогда легче будет. Так устроено. Никакого в этом нет смысла, считай, что тебе еще повезло - искоркой мелькнул в черной дыре, а мог и не возникать. А встретишь свет, тепло, тем более радуйся - особая удача.."
Вот так.










'rollOver/buka_b_over.gif','#950283878110')">