Карманный сакрализатор

"Словарь терминов московской концептуальной школы", составленный Андреем Монастырским и изданный в AD MARGINEM, помещается почти в любой карман. Это очень разумно и правильно. Словарь - одна из немногих книг, которую одинокому путнику следует всегда иметь под рукой, - нестолько в качестве занимательного чтения (хотя в определенном настроении действительно начинаешь воспринимать тексты, помещенные под строгую черную обложку, именно как занимательное чтение), сколько в качестве карманного "сакрализатора" - по Пивоварову, "специального охранного приспособления для защиты внутреннего от внешнего".

В самом деле, это превосходно: как только понимаешь, что примитивное и скучное "внешнее" слишком агрессивно вторгается в твое индивидуальное, нежное, сложное "внутреннее" (обычно это случается в ПРОСТРАНСТВАХ ЛИКОВАНИЯ, особенно часто в метро в часы пик, когда население перемещается с места жительства к месту работы и обратно; в качестве других зон риска исследователи-одиночки выделяют стадионы, мелкооптовые рынки и овощные магазины - я там давно не бывал, но склонен согласиться), можно открыть "Словарь" и прочитать, к примеру, что:
ГНИЛЫЕ БУРАТИНО - население "миров и сфер непостоянства"
А. Монастырский, В. Сорокин.
Если же "внешнее" слишком назойливо и одной выбранной наугад цитатой уже не излечиться, придется углубиться в словарь и выяснить, что для "совокупности до поры "свернутых", непроявленных обстоятельств" у Юрия Лейдермана существовал термин РЕСНИЧНЫЕ ТЕЛЬЦА, а "сгущения воспоминаний, вызванных тем или иным режимом освещения" он окрестил ЖЕЛАТИНОВЫМИ МАЛЬЧИКАМИ; узнать о существовании метафизической науки КАПРОМАНТИИ ("гадание по фекалиям"); задуматься о психоделической революции и контрреволюции. Возможно, вас развеселит (или, напротив, обидит) утверждение Виктора Тупицына, что ТЕКСТУРБАЦИЯ (она же РЕЧЕЛОЖЕСТВО) - "экстаз говорения" - является "отличительной особенностью речевых актов в русской культуре".

Предвижу недоумение широкой читательской аудитории, в диапазоне от "что же это за кайф такой, доселе неведомый?" до "какой ужас, какой бред!"
Не "ужас", не "бред" и не такой уж "кайф". Просто язык НОМЫ. Термин НОМА "введен П. Пепперштейном для обозначения круга московского концептуализма. НОМА означает "круг людей, описывающий свои края с помощью совместно вырабатываемого комплекса языковых практик". Термин образован от слова "Ном", которым обозначались в Древнем Египте части расчлененного тела Озириса. "Номы" - территориальные единицы Древнего Египта, в каждой из которых, по преданию, была захоронена одна из частей тела Озириса".
Ферштейн зи? Нет?

"ГУГУЦЕ синдром - синдром тотального непонимания. Назван по имени героя рассказов молдавского писателя Иона Друце. Шапка Гугуце - эффект внезапного тотального непонимания, который иногда "накрывает" одного или нескольких человек".
Инспекция "Медицинская Герменевтика". Диалог "Тедди", 1988.

Конечно же, неискушенный читатель, отважившийся на штурм "Словаря терминов", почти неизбежно испытает на своей шкуре ошеломляющее (зато освежающее) воздействие синдрома ГУГУЦЕ. И это правильно. Словарь составлен людьми, но не для людей. По крайней мере, для каких-то "иных" людей.

Мне всегда казалось, что людям не следует обольщаться внешним сходством. Мы куда более разные, чем может показаться в очереди, на стадионе, на кладбище или на пляже. Иногда знание контекста почти равносильно витку эволюции. "Словарь терминов московской концептуальной школы" может послужить еще и своего рода тестом, экзаменом на право управления "сакрализаторами".