"Мафия" бессмертна

Мой личный опыт убедительно доказывает, что мафия действительно бессмертна. По крайней мере, "Мафия". Читатели прислали мне такое количество писем с замечаниями, наблюдениями и описаниями неизвестных мне доселе правил и нюансов игры, что я понял: меня загнали в угол. Приперли к стенке. Требуют не открывать карты до конца игры. Настаивают на том, что "комиссара полиции" убивают не в 40 процентах случаев, а всего лишь в 20. Требуют "доктора" и угрожают "СПИДом". Предлагают немедленно сыграть партию по переписке. Все ясно: я не вырвусь из цепких лап "Мафии", пока не сделаю еще один выпуск, посвященный этой игре.

Приношу искренние извинения всем, кого не интересует игра в "Мафию"; в утешение им могу лишь твердо пообещать, что сегодняшний выпуск - последний и решительный; на следующей неделе будем играть в другие игры. Впрочем, у меня (и у моего погибающего почтового ящика) сложилось впечатление, что "Мафия" живо интересует практически все человечество. Возможно, "Мафия" вполне могла бы стать пресловутой объединяющей "национальной идеей", каковой, по мнению различных экспертов, остро не хватает нынешнему расейскому обществу.

Самым конструктивным критиком оказался ветеран игры в "Мафию" Виктор Сонькин. С разрешения автора публикую его письмо. Уверен, что опыт "мафиозо" Сонькина будет полезен многим другим игрокам.

В правильной игре карты не открываются НИКОГДА. Кто был мафиози, а кто честным человеком - становится понятно только на финальном ходе игры, когда выигрывают или те, или другие. Иначе теряется вся интрига.

Замечу еще, что одна из прелестей и кульминаций игры - которая случается далеко не в каждом раунде и совсем невозможна в описанном Вами варианте - есть появление "черного", или "мафиозного" комиссара: когда один из мафиози - иногда единственный из оставшихся в живых - объявляет себя комиссаром. Иногда при этом настоящий комиссар уже убит и сказать ничего не может. Иногда происходит словесная "дуэль" двух комиссаров, настоящего и поддельного, где все зависит от силы убеждения.

Еще серьезная ошибка - говорить, что все средства хороши. На самом деле все гораздо проще: честные люди ВСЕГДА говорят правду, мафиози ВСЕГДА врут. Комиссар может играть более тонко, хотя и он, в конечном счете, честный человек par excellence. Но одни врут правдоподобно, а другие говорят правду подозрительно. В этом тоже интрига.

Наконец, опыт показывает, что идеальное число игроков - семь, из которых два мафиози и один Каттани. Этим достигается примерный баланс сил мафии и честных людей. Меньше - неудобно, больше - из экзистенциального экзерсиса игра превращается в сумбурную рулетку.

Еще технические странности. Из текста не совсем понятно, как именно убивает мафия. Тут, конечно, детали могут разниться, но суть в том, чтобы "ведущий" (первый мертвец для этой роли вполне подходит, напомню, никто никогда не открывает своих карт) ясно увидел, на кого именно показали мафиози (показал мафиозо).

И наконец - комиссар не "пытается отгадать" - пытаться может любой. Он на то и комиссар, чтобы у него были особые полномочия. И ведущий, поскольку он мертвец, ничем ему помочь не может. Комиссар смотрит чужие карты - по одной за ночь. Увидел мафиози - хорошо, уже знает, кто с кем борется и кто с кем блокируется. Увидел честного человека - по крайней мере одного из своих расчетов исключил; знает, кого точно можно взять в союзники. Увы, комиссара действительно нередко убивают до того, как он что-либо успевает сказать. Хотя в моей практике - все-таки не в 40 процентах случаев.

Теперь другие нюансы.

Алексей Копылов:
Самое лучшее место для мафии - это берег Крыма, дикий пляж, ночь, на лицах тусклый отсвет единственной свечи на большом валуне в центре круга. При обсуждении слышатся крики: "Он специально спрятался в тени и я неотчетливо вижу его мимику! Это мафия!". Атмосфера таинственности придает необыкновенный аромат игре и каждая такая ночь запоминается надолго.

Вероника Левкова:
А мы играли в мафию как раз в поезде. Не "Москва - Владивосток", ехали только до Свердловска, но нам хватило. Ехали в общем вагоне, компания 6 человек, но по дороге в игру втянулись еще трое пассажиров. С ними стало гораздо интереснее: они же незнакомые совсем люди, непредсказуемые.

Григорий Печорин:
Мы играли в мафию на первом-втором курсах (86-88). Мне кажется, что она появилась после показа по ТВ итальянского сериала про комиссара Катани (или Катанья?), полицейский у нас так и назывался: комиссар Катани.

Птаха:
Кроме всего вами перечисленного у нас были еще такие дополнения, как завещания и дополнительные игроки. Завещание оставлялось мирным жителем при его убийстве и являлось дополнительным голосом при дневном суде. Из дополнительных игроков, которых было целое полчище, мне вспоминаются - Фантом, Вирус Спида и Доктор.
Фантом обладал способностью ночью менять карты, так что поутру их приходилось заново просматривать.
Вирус Спида заражал кого-либо, и через одну ночь тот умирал. Если его, конечно, не успевал до этого момента вылечить Доктор (в чем его предназначение - понятно).
Ну, был еще Маньяк - по функциям совпадающий с вашим Джокером.
Вот так.

Евгений Кузнецов:
Обожаю эту игру, но нет возможности играть вживую. Нашел вариант игры по мейлу. К моему удивлению, он оказался намного интереснее. Во всяком случае уже год, как я в нее играю.

CoSine:
"...представляете, какой дивный роман могла бы написать Агата Кристи, если бы в ее время играли в "Мафию"? Атмосфера-то самая что ни на есть подходящая!"
Пардон муа, мон шер ами, а "10 негритят" тебе ничего не напоминают?

А ведь действительно! За подсказку отдельное спасибо.

И напоследок предлагаю вашему вниманию любопытное местечко для любителей тематических партий в игре "Мафия" и обширную коллекцию ссылок на "Мафию" в Сети. Особенно радует глаз ссылка на платный (!!!!!!) кружок в Красноярске.
Все, тема закрыта.

А теперь уберите утюг с моего чрева, господа.