Чужие здесь не ходят
В этой рубрике я собираюсь размещать всякие полезные в хозяйстве сочетания букв, составленные другими авторами. Название говорит само за себя: поскольку ЧУЖИЕ здесь не ходят, я намерен помещать сюда тексты, с которыми... Ну, не то, что бы абсолютно согласен, но спорить не стану - просто потому, что испытываю к их авторам симпатию, которая позволяет мне считать их почти "как бы на самом деле" своими.


Новости из жизни тех самых "чужих", которые, вроде бы, здесь не ходят:

14.06 Mr. J, человек-конкурс.
07.06 "Пешки в твердом переплете" от Mr.R.
12.04 В рубрике "Чужие здесь не ходят" - Екклесиаст.
05.04 Здесь снова объявилась моя виртуальная сестренка. Сразу две порции впечатлений "свежего" человека от прогулки по гостевым книгам литконкурсов.
29.03 Василий Худков - о "Диалогах с Бродским" (М., Независимая Газета, 1998) и не только.
22.03 Здесь резвится моя очаровательная виртуальная сестренка по имени Маха (та самая, которая прислала уже второй том ссылок для коллекции МАКСималиста). Сравните наши фотографии: по-моему, фамильное сходство налицо 8-) Маха провела уикэнд, скитаясь по гостевым литературных конкурсов, а свои впечатления прислала мне. У меня только одна претензия: очень уж она добрая девочка!
08.03 В рубрике "Чужие здесь не ходят" - страсти по Яркевичу от меня, любимого.
01.03 Да здравствует лоббирование собственных интересов! Я обнаружил в подлежащей уничтожению папке собственное эссе годичной давности: как-то втихую нафигачил его, тоскуя на совещании, а потом забыл. Сейчас нашел, перечитал, и понял, что мне даже нравится собственное вранье - мыльный пузырь, рожденный случаем, который так и не произошел, а если и произошел, то... А, ладно!
22.02 В рубрике "чужие здесь не ходят" сегодня творятся странные вещи: - ликбез по искусству сновидения в журнале "Огонек" , скандал в онейрократических кругах + "Мертвая птица Юрка Корнеев" - не то эссе, не то исповедь - одним словом, нечто совершенно потрясающее.
15.02 В рубрике сегодня только "свои в доску": Леха Андреев и... Игорь Малашенко.
08.02 В рубрике все-таки завелись "Чужие". "QUO VADIS?" - с пафосом вопрошает профессор Ю. Ковалев. А я понемногу огрызаюсь.
01.02 Забавная "инструкция" начинающим критикам от Леонида Каганова + моя старая добрая "Власть Литературы", больше известная, как "Фокусы Макса Фрая".




Мой старинный гестбуковский дружок, Джаббар (он же Mr.J). На мой давнишний призыв как-то откомментировать литконкурсную жисть в целом и список "всенародных любимцев" в частности этот человечище разразился целым конгломератом пародий - не только и не столько на отдельных авторов, хотя имена порой являются почти точной калькой настоящих, сколько на сетевой литературный конкурс в целом - как явление.

1. Александр Шароваров

ТП
(рассказы Ночного Ветра)
- А?! Ну почему так? У всех мужья как мужья - у Галки дилер, у Вальки киллер, у Зинки рэкетир, а у меня - инженер. Все в дом тащат, а он из дома. Другие с работы самосвалами везут, а ты хоть бы два листа бумаги принес. И болезнь заработал - тьфу! стыдно сказать - ТП! Я еще понимаю - гипертония, ишемия, инсульт, ну, рак, наконец, а то - ТП! Скажи - куда ты с этой болезнью пойдешь? кто тебе больничный даст по ТП? и инвалидность сроду не получишь. Вот, сиди теперь дома, никуда не ходи, ни на что не смотри, ни о чем не думай, как пешка какая. И телевизор включать не смей, а то опять черт-те куда занесет!..
Так причитала моя лучшая половина, собираясь на работу. ТП - это телепортация, перемещение в пространстве мысленным усилием. Только вот бы еще выучиться думать правильно и вовремя… Я как обнаружил, что могу ТП - еду зимой в троллейбусе на работу, троллейбус ледяной, люди злые, и такая тоска меня взяла - лето бы, думаю, в деревню, на речку... Тут перед глазами все поплыло, поехало - и не успел я крикнуть "Мама!", глядь - стою по пояс в снегу на берегу той речки. Неделю потом домой добирался, благо, с сельсовета своим позвонил, чтоб меня по моргам не искали. Вот с той поры и пошло: стоит подумать о чем или увидеть какую-то местность - раз, и я там. "Тропиканку" или "Клуб кинопутешествий" смотреть - ни-ни, климат же разный, опять же - часовые пояса другие.
Ах, думаю, солнце, пляж, море, а кинуло меня - ночь, тьма, дождь и океан ревет; я чуть с ума не сошел, еле выбрался через Сахару. Даже "Новости" смотреть перестал - кинет куда-нибудь в Белый Дом, а там охранники и разбираться не станут, живо пристрелят - террорист.
Забился я за шкаф, окна занавесил и стал читать только SF и справочники по сопромату. Вот, думаю себе, как же жить дальше. Ну ладно, сейчас нам отпуск дали без содержания, а потом? А что жена по этому поводу говорила - и передать невозможно. Ее можно понять: другие мужья в пределах города шатаются, и то их жены бесятся, а тут муж вообще неизвестно где: то ли в пустыне Калахари, то ли в Антарктиде, то ли на месте очередной катастрофы. Но к ужину я всегда домой возвращался, как собака Павлова.
И догадался я заняться йогой и аутотренингом, чтобы мысли, как ногти, в порядке содержать. Только тогда все и наладилось… Первая моя победа была - избавление от проездного билета. Разве не радость - сэкономить на проезде?
Следующим этапом я освоил трассу к дачному участку. Исчез из моей жизни жуткий автобус на Залесские дачи с давкой, матом, битьем лопатой по ногам и тыканьем саженцами в лицо. Мысленно прицелюсь, рябь в глазах - и я на своих шести сотках. Когда же выяснилось, что можно ТП с грузом, я перестал унижаться перед Потаповым и забыл, что значит "бензин пополам". Правда, за раз я мог ТП не больше двух мешков картошки. За свою жизнь я не украл и гвоздя - но тут вдруг поддался соблазну. Это же проще простого - тихо встать среди ночи и - я уже в темном безлюдном магазине…
Я не смог устоять. Малый растет; ему нужно полноценное питание и полная смена одежды два раза в год; Маша ходит в обносках двадцатилетней давности и в бабушкиных блузках, я - в дедушкиных сапогах. Что я еще мог сделать, если на свою зарплату высококвалифицированного инженера я могу досыта накормить разве что хомяка?
Я брал понемногу - пачку сосисок, батон колбасы, шмат сала, пакет сока для Димки, шоколадку, банку кофе - и всегда в разных местах города. Иногда заглядывал в книжный за детективами. Поняв, что это все - не на калымные деньги, Маша всплакнула - и повела меня по промтоварам. Список получился недлинный, но каждую вещь мне пришлось хорошенько запомнить, чтоб в темноте не ошибиться. Ювелирных товаров мы решили не трогать - там каждая золотинка на особом счету - и мебель тоже, она по габаритам для ТП великовата, да и пропажа в глаза бросится.
Зато я отыгрался на поездках по ж/д. Отвезти моим старикам круп, солений, луку стало легко - и в родном городке я не упускал случая заглянуть кой-куда без спроса.
Я стал задумываться о ТП за границу. Почему бы нет? Единственное, что меня смущало - отсутствие валюты и незнание языков. Но как трудно отказать себе в удовольствии увидеть пирамиды в Гизе, Гран-Каньон, Ниагару, руины Мачу-Пикчу, фрески Аджанты, Лувр, Колизей..
Вначале я ТП по заграницам один - отрабатывал методику, изучал обстановку. Брать с собой Димку и Машу я стал месяца через два - при условии, что они не отойдут от меня ни на шаг, чтоб мы могли немедленно эвакуироваться при малейшей опасности. Димке особенно понравился Диснейленд - уговорить его ТП домой оттуда стоило немалого труда.
Я разведал точки, где можно было бесплатно покормиться со "шведского стола", Маша - места раздачи буклетов с репродукциями, Димка повадился собирать дармовщину - динозавриков, черепашек-ниндзя, бумажные кепки, значки и пакеты.
Наш с Машей общий доход тянул где-то на сто баксов по курсу, поэтому мы предпочитали брать с собой тормозок, как на дачу. Из-за разницы в поясном времени я редко имел возможность изучить тамошние шопы с заднего крыльца, но все же разжился кое-какой бытовой электроникой.
Насовсем ТП куда-нибудь туда мы не могли - без денег, без жилья, без языка, без документов там можно только побираться Христа ради; Димке надо учиться, а тут у нас все же и своя квартира, и какая-то работа, и участок... Обжились мы тут, в землю вросли.
Как-то Маша уехала к матери с ночевкой и мы с Димкой остались вдвоем; поужинали, легли, а потом он пробрался босиком ко мне и спросил
- Пап, а как ты телепортировать научился? Что я мог ему рассказать? как мы нажрались в институте на праздник, как спьяну решили "поработать", как меня ударило током от установки и как потом я понял, что могу ТП? Не знаю, - ответил я, - это получилось как-то само собой.
- А может, у нас это наследственное? - зашептал Димка с надеждой, и я ответил:
- Может быть.
- Я тоже так хочу, - вздохнул Димка, прижавшись ко мне.
Я не посмел сказать ему:
- "Диман, ты никогда и никуда не ТП". Лучше когда-нибудь потом, когда он повзрослеет.
И мне подумалось - зачем я получил этот нелепый, обидный дар? Чтоб красть по-мышиному в продмагах? чтобы ТП картошку с огорода в подвал? чтоб не платить в троллейбусе? Я фантастически свободен, могу переноситься с Альп на Гималаи, с Северного полюса на Южный - но что мне делать, если не хватает подлости пуститься в грабежи, красть ради выкупа младенцев или ТП в валютные хранилища? Нет, я не безупречно честен, я беру, даже стыдясь - ворую, но почему я только так могу досыта накормить семью и только с помощью ТП могу без разорения проехать шестьсот верст на поезде?
Спи, Димка, спи. Спи, мой хороший. Пусть тебе приснится Диснейленд. А твой отец будет молча думать до рассвета и курить на кухне, вдавливая окурки в блюдце, как кнопки пуска ядерных ракет.

Хорошая книга
(рассказы Ночного Ветра)
(пересказ по памяти)
Тут мне книга хорошая на днях попалась - прочитал на одном дыхании, без отрыва.
Система такая - при ООН есть "голубые каски", да? а еще есть, оказывается, элитарный суперотряд, "голубые дьяволы". ООНовский комиссар, вояка, все горячие точки прошел, сам бывший террорист, одной руки нет, нога протезная - вот он в "дьяволы" лично ребят набирает. Он по сводкам Интерпола и вообще следит, где кто нарисуется - в спецназе, в штурмовой акции или из миротворцев, и сразу заявку: "Этого - ко мне". И не отвертишься, понял? Короче, набрал отряд - ломцы крутейшие, звери. Творят что хотят, закон им не писан, у каждого наколка - череп, кости, три ножа, знак ООН и надпись - "Служить и защищать".
И один наш туда попал - казах по имени Рахит из города Тушкан-Кизяк. Простой такой парень, сын чабана, всю жизнь мясо ел и качался. Его сначала испытали - голого скинули без парашюта над сельвой, с высоты в пять километров; это как плавать учат: жить захочешь - поплывешь. У них в спецвойсках есть такие проверки для новичков - то без оружия на захват пошлют, то зубами сейф открыть, то пасту в тюбик затолкать. Короче, он приземлился - дикая сельва! анаконды, пираньи - кишмя кишат. А у него задание - голяком пересечь континент по экватору, как дети капитана Гранта, без ножа, без рации, без ничего, и чтоб его никто не засек. И группа контроля по следу идет, догонят - убьют. Круто, да? И он попер. А там мафия - кокаиновый барон с цыганским братался, они друг у друга кровь пили, как в Козе Ностре полагается. Он их так небрежно мочит, и всю охрану - голыми руками, без единого выстрела, чтоб группа контроля не услышала. По горсти кокаина для тонуса в защечные мешки - и вперед! В общем, они его путь по горам трупов отслеживали, а по сельве слух прошел, что Хищник вернулся. Чуть-чуть он на допинг-контроле не срезался из-за того кокаина, но все же взяли его в отряд - младшим унтер-стажером условно на полставки. Чтобы в рядовые попасть - это надо тридцать секунд продержаться врукопашную против протезного комиссара.
А тут в России все мыло пропало и все шампуни. Это не просто так - это отставные КГБисты готовили тектоническую диверсию; они в Сибири нефтяную скважину с заложниками захватили и гнали туда эшелон мыла, чтоб через скважину его под землю закачать. Ты понял? Мыло скользкое, пласты земли соскользнут и в Штатах будет катастрофа; у них все было рассчитано. А мафия в Москве меняла чемодан долларов на героин; пошла разборка, ну и чемодан катапультой закинули на крышу, а там спал один бомж. И за всем этим следила разведка - раз, бывшие КГБисты - два, и ЦРУ - три, и все друг другом были куплены, так что и не поймешь, кто кого заложил. Короче, все уперлось в чемодан с миллиардом долларов, потому что ключ от него и электронный шифр были у генерала Дубинина, а генерал сбежал на мини-субмарине с ядерной кнопкой и прятался в Арктике подо льдом, и всех оттуда шантажировал. Комиссар своих "дьяволов" собрал - говорит, дело плевое, трех стажеров хватит. Наш Рахит отправился, потом венгр Долдонь и американец Григорий из Бухареста. Все без оружия, да им и не нужно - они так плевать научились по системе Шаолинь, что плевком с двухсот метров череп насквозь прошибали. Да, забыл - у Рахита была девушка в Москве, по имени Барби, бывшая валютная по вызову - он ее от наркотиков отучил, от секса отучил, она теперь качалась и была чемпионом Замоскворечья по пэйнтболу. Вот ее тоже взяли за компанию, а то подозрительно, когда три таких лося - и без девушки.
Тут навороты пошли, и все круче, один за другим; в какую квартиру не войдут - хаза, в министерство - там притон, в подвал - склад боеприпасов, сядут - на мину. Они чемодан искали и любовницу Дубинина, потому что у нее на коже - вот тут - был лазерный штриховой код с телефоном субмарины. Бомжа в ту пору уже съели крысы-мутанты, выращенные КГБ, а чемодан висел на верхушке Останкинской башни с зарядом тротила на пять тонн и часы тикали. Счет пошел на минуты! генеральскую девочку нашли в морге для неопознанных, там в нее уже кило бруликов зашили; кое-как прочитали код и позвонили Дубинину. Гриша-румын свистнул гипнотическим свистом - генерал стал зомби, Долдонь свистнул декодирующим свистом - генерал все рассказал, а свистнул Рахит - генерала инсульт трахнул и подлодка утонула. За три секунды до взрыва в Останкино успели! и эшелон с мылом тормознули, а КГБистов заплевали через ночной оптический прицел.
Им всем по ордену - тайком, чтоб мафия не разузнала. Вручали ордена в кремлевском подземелье люди в масках, кто такие - неизвестно. Потом Рахит орден потрогал и задумался о Родине, говорит - "Ну его, вашего комиссара, к лысому шайтану - я остаюсь возрождать Россию". А за предательство в ООН знаешь что полагается? на выбор - или в бассейн к акулам, или месяц в штрафбате. Похоже, сериал будет, а книжка эта - только начало. Как называется? я забыл - не то "Черный крест", не то "Ад воющих собак". И автора забыл - молодой такой, с усиками.. это его первая книга.
Ты на рынок сходи, там этих книг навалом. Бери любую, они все хорошие - там все про это, про жизнь. Так прямо на обложке и написано: "Тайные архивы КГБ". Вот так! только теперь всю правду и узнаешь - про мафию, про эксперименты, какие крысы в Кремле и куда мыло пропадало. Жуть, как интересно!

2. Линкор "Кораблик"

ИЗБРАННОЕ

Нет ни побед, ни поражений,
Есть только бесконечный бой:
Побег из глупых положений,
Борьба за право быть собой.

*****
Стояли звери около двери,
Были глаза их пусты.
Они кричали, их не пускали.
Звери уходят, а ты?

Пожалейте зверей. Их некому больше жалеть. Честно.
Даже прозвища их до сих пор никому не известны.
И блуждают они из романа в роман и обратно
И страданья себе умножают они многократно.
А писатели глупые пишут про них все и пишут.
По неведенью, дури... и воплей истошных не слышат.
Волки, чайки, орлы и дельфины, гориллы
Жабы, мухи, змеючки, киты, крокодилы
Привести здесь названий могу я немало.
Только легче не стало. Мне легче не стало.
Я ж на бой не пойду! Ведь я же люблю всех их, душек!
Кто же вступится за этих бедных зверенков (зверюшек)?

*****
Скажи-ка дядя, ведь недаром
НАШ ползунок зовут скролл-баром?

Ода на появление в составе RescueWare Business Rule Extraction
Я не хотел писать о Rescue,
Но, Саша, ты меня подвиг.
Во всем своем безмерном блеске
Мне сей продукт явился вмиг.

Я слышу стук копыт Пегаса,
Что мирно пасся на лугу:
Он мчит ко мне сквозь run-time классы
И что-то парсит на бегу.

И я, простой российский юзер,
Забывший, как и чем поют,
Спешу навстречу милой Музе
И говорю ей "Execute".

О Саша! Был ты слишком скромен,
Сказав, что в Rescue нет души;
Есть - но масштаб ее огромен:
Не схватишь, сколько ни пиши.

Один FrontEnd столь необъятен,
Что крякнул бы Козьма Прутков.
Не меньше, чем на солнце пятен,
В нем тайных тихих уголков.

Но я не буду мелкотемным
И слов излишних не скажу,
Чтоб всех на "W:\" системном
Не обогнать по метражу.

Я молвлю, Саша, лишь о главном,
Коль у меня достанет сил:
О том твоем продукте славном,
Что душу мне развеселил.

Отдавши должное Коболу
И перейдя вплотную к BRE,
Я, опускавший очи долу,
Теперь их возвожу горе.

Я с "Гиперкодом" целый месяц
Сражался до сведенья скул,
Но ткнул случайно в User exits -
И вдруг увидел Business rule!

И нынче всех занятий пуще
Люблю таинственное BRE
Позапускать на сон грядущий,
Чтоб вновь продолжить на заре.

Я потерял свободу воли
и к жизни всякий интерес:
беру программу на Коболе
и снова делаю ей срез.

И тут же выпадают списки,
окошки надвое деля -
Лишь Кочетов в Новосибирске
Чего, сказать способен, для.

И я, как мирный обыватель,
сижу себе с раскрытым ртом...
Но как технический писатель,
Акцент поставлю не на том.

Я, знаешь, Саша, не политик
И правду-матку режу вслух:
Хоть BRE умеет много гитик,
Мне в нем куда важнее дух.

Какие бездны, глуби, дали
Я прозреваю между строк,
Какую силу зрю морали,
Читая, Саша, твой BRE.doc!

О BRE, ты вечно будешь с нами,
И не забудешься ни в жисть!
Но Саша: BRE воспев стихами,
Имел я, знай, свою корысть.

Зачем я, думаешь, старался?
Чего я стражду на земле?
Чтоб впредь ко мне ты обращался
Всегда в единственном числе.

Поверь хоть голосу поэта:
На "вы" общаться нам смешно.
А годы, возраст, опыт, - это
Неважно, то есть все равно!

*****
Тоской и страхами томим,
Как лох по жизни я влачился.
Но ни господь, ни серафим
Ко мне на стрелку не явился.

Молчи, молчи! Душа пуста.
Нет никого, кто был бы рядом.
И словно бешеный мустанг
Судьба несет через преграды
Меня. Устала уставать.
Покоя нет и снится гонка.
Конец предсказан лет за ...дцать,
Когда была еще ребенком.
Но разве стала я другой?
Пусть на меня глазеют дяди -
Я до сих пор борюсь с тоской
Покоя призрачного ради.
С неупокоенной мечтой,
С неутоленною печалью
Лечу дорогою пустой
До без-конца от без-началья

******
Ночь, улица (нет фонаря), аптека.
Фонарь разбили два каких-то грека.

3. Слава Романов

Очки Адмирала
.......
Из чего было сделано сердце Адмирала? Было ли оно изранено годами непосильного труда, страдало ли от неразделённой любви к ратному подвигу, таяло ли от гордости за своих орлов-соррвиголов, брратцев-матрросиков? Жаждало ли славы и заслуженного отдыха? Я не знаю.

Я знаю, что Адмирал прослезился, когда Король при всех поклонился ему и наградил Высшей Наградой Родины. Я знаю, что как истинный и закоренелый солдат он не мог не подчиниться новому приказу своего суверена.

- Доблестный сэр Адмирал! В знак благодарности от Нас и от нашего общего с Вами Отечества носите с честью этот Орден и эти очки! В отставку шагом марш!

Итак, Адмирал прослезился, отдал честь и ушёл в отставку на север. Пешком. В новом мундире, но без гроша за душой.

Согласно давней традиции, о жаловании упомянуто не было.

* * *

Адмирал шёл домой.

Первые несколько дней он очень хотел есть. Ручьи и родники попадались регулярно, но вот еды не было никакой и нигде.

Вполне может статься, что этот поход Адмирала окончился бы печально и быстро уже через неделю, если бы не одно обстоятельство.

Впереди Адмирала шла его Бессмертная Слава. Сперва она не очень спешила, и именно поэтому Адмиралу пришлось несколько дней поголодать.

Но затем она размялась (либо стало Крылатой, что за ней водится) и так шустро побежала впереди доблестного воина, что не оставила перед ним ни одной закрытой двери, ни одного неустроенного ночлега и остывшего ужина.

Галуны, эполеты и аксельбанты Адмирала были его визитной карточкой. Его узнавали издалека и в некоторых деревнях и городках даже высылали навстречу почётный караул или встречали у ворот оркестром ветеранов.

- Трум-пум! Ать-два!

Адмирал шёл вперёд и напевал себе под нос:

- Ать-два! Трум-пум-пум!

И поправлял очки. Они были ему чуть-чуть великоваты.

"Что за удивительный мир!" - думал Адмирал.

* * *
И точно так же думал бы всякий, надевший очки, которые Доктор прописал Адмиралу.

Что можно было в них увидеть? Да всё то же, что и без них. Всё дело было в том, чего можно было в них не увидеть. Древнее стекло очков, умудрённое поразительным жизненным опытом, не пропускало всего наносного и неважного, без чего вполне может обойтись жизнь любого человеческого существа. Стекло выпрямляло кривое и делало видимым целое в подпорченном.

Да, мир, который видел перед собой Адмирал, был удивителен и прекрасен.

Так, когда Адмирал замечал в поле измученного пахаря, он бросался к нему с радостным воплем:

- О, ты, взраститель хлебов и питатель хлебных мельниц!

И такая сила убеждения была в этом громоподобном, слегка осипшем голосе, что пахарь, кряхтя, подбоченивался и широко улыбался Адмиралу.

И ничего удивительного в этом не было, - ведь Адмирал говорил только о том, что видел, и это не было неправдой.

Менестрелю, сильно побитому собратьями за плагиат, Адмирал напоминал о его босоногом детстве, Кухарке - о долгих встречах с любимым (а не о её отёкших ногах), Рыцарю - о доблести и славе (а не о тяжести доспехов и бремени бесконечных скитаний), а дворовому псу - о луне и подтухшей косточке, зарытой в глину, а не о недавно сломанной лапе.

Он не видел страданий и не страдал сам. Адмирал смеялся, как ребёнок, и радовался неизбывной радостью при виде огромного и сочного бифштекса (на самом деле это был маленький кусочек гуляша), прямой и росистой (кривой и пыльной) дороги, добрых и мудрых (усталых и забывчивых) людей.

И только небо над головой Адмирала оставалось всего лишь небом. Очки в нём ровно ничего не меняли.

Вообще-то, зря он туда посмотрел. Как раз в это время он чуть-чуть свернул с дороги и с разгона врезался лбом в древесный сук.

Очки разбились.

* * *

- Идёт! Идёт Адмирал Радость! - кричали мальчишки, высыпавшие на улицу.

Все выбегали навстречу Адмиралу, все хотели увидеть его, Воина, несущего Радость страждущим и Надежду отчаявшимся.

Но Адмирал, ни на кого не глядя, прошёл в трактир и заказал самый большой и сочный бифштекс.

Бифштекс принесли.

Адмирал с ужасом смотрел на него: "Боже мой! Какой маленький кусок говядины!.." Эта мысль была последней соломинкой, которая сломала спину верблюда. Адмирал плакал.

Люди вокруг притихли.

Адмирал встал и ушёл, на ночь глядя. Куда глаза глядят. Глаза Адмирала глядели в поле, может быть, потому, что там не было кривых и пыльных дорог...

* * *

Адмирал проснулся глухой звёздной ночью. Его уставшие печальные глаза смотрели в небо, а небо смотрело на Адмирала, одиноко лежащего на вершине холма посредине огромного некошеного поля.

Адмирал ни о чём не думал. Сначала ему было горько и нехорошо, но затем он успокоился и просто лежал, и смотрел вверх, не в силах пошевелиться или хотя бы закрыть глаза.

И тут он услышал...

Небо было бездонным, но оно не молчало, - оно тихонько звенело и наполняло зимнее естество тонким и чуть заметным дрожанием, которое было бы сродни абсолютному покою, если бы не было так наполнено жизнью, вечной, радостной, доброй.

Млечный путь бурчал недовольным рокотом водопада, кометы шелестели шлейфами, а хор далёких колких звёзд начал вторить раздирающему душу органному басу мощной черноты небесного свода. И кто-то Великий, Древний и Мудрый обрушил все эти звуки на внезапно вскочившего Адмирала и пригвоздил его к такой же Великой, Древней и Мудрой Земле - его Родине и единственной любви Адмирала, которую он только и делал, что защищал всю свою долгую и славную жизнь.

И такое страдание и такая радость были в этом первозданном хоре вечных бездонных небес, что Адмирал... запел!

Так пел Адмирал, что дневные цветы очнулись и раскрыли свои лепестки, так, что болотные и лесные травы исторгли из себя все запахи, так, что эльфы вытащили лютни и стали вторить Адмиралу, а гномы, оставив наковальни, постукивали молотками о камни, отбивая ритм его песни.

Так пел Адмирал, что во всей стране не нашлось ни одного человека (кроме тех, что обретались в коридорах власти), который бы не проснулся от странного томления в груди и, задыхаясь от спёртого домашнего воздуха, не открыл окно и не увидел звёздное небо, и не услышал отголосок странной и чудесной песни Адмирала. И такое страдание, и такая радость были в этой песне, что, спев её, Адмирал понял, что ему не нужны больше его очки...

* * *

- Идёт! Идёт Адмирал Счастье! - шептали мальчишки у окон и дверей в городах и деревнях, и окна и двери открывались.

И готовились пиры, и столетние вина лились рекой, и люди обнажали головы перед Воином, который нёс в себе счастье и мог поделиться им с каждым. И люди брали и уносили в себе, кто сколько мог, но его не убывало.

* * *

Адмирал шёл домой.

Впереди Адмирала летела его Крылатая Слава, а позади него шла Любовь. И если бы он не был так стар, нетороплив и основателен, он давно уже был бы здесь. Но... пощадите старика! И смотрите на небо почаще. Говорят, когда Адмирал придёт домой, на небо взойдёт новая звезда.

Именно так - не упадёт, а взойдёт. Оттуда, где его дом. А где его дом, я не знаю.

4. Дмитрий Старконенко

ПРАВО HА ЖИЗHЬ (отрывок из повести)
В вечеpних сумеpках лабиpинт бетонных коpобок с наглухо закупоpенными окнами был мpачен. Hедавно пpошел дождь; от сеpых стен веяло сыpостью. Сквозь лабиpинт стоpожко, точно пугливый мелкий звеpек, пpобиpался мальчуган лет семи. Кожа его лица и pук - ни на вид ни на ощупь не отличалась от гpязно-сеpого однообpазного бетона бесконечно длинных стен, вдоль котоpых ему пpиходилось идти.
....
"Эх, хеpово маленькому на свете жить! Hичего не знаешь, и никто не расскажет даже. Сколько Моpщу еды перетаскал, чтобы жить научил - подумать страх! А за слова до сих пор ему должен.

Он вообще сначала говорил: - хочешь, - говорил, - слова - подставляй очко. Ага, из баб-то ему давно уж никто не дает, а в штанах, поди, еще шевелится. Hо очком-то - за падло расплачиваться, это я сам вызнал, бесплатно. От пацанов с Ельцовской - тpи/четыpе. Полезные пацаны. Правда, не шибко-то с них разживешься: сами толком ни хрена пока не знают. Им и незачем: при родителях живут. Те их хоть защищают и жить учат. Бесплатно. Надеются, что детки "в старости их не оставят".

Ш-час! Как же... "Hе оставят..."

А слова Моpщ все же полезные мне сказал. Во: гив ми фуд-койн плиз.

Одних слов, пpавда, мало. Hадо еще мимо патpулей пpобpаться хоть на Монтаж, а еще лучше в Байдаевку, где по нашему никто не понимает. Или пpитвоpяются они, узкоглазые, будто не понимают? Hо все pавно: сядешь там где-нибудь на углу, начинаешь эти слова с понтом так, жалобно, талдычить, и тогда, кто мимо пpоходит, может, кинет тебе жетон на самую хpеновую вита-пайку, что на бывшей аглофабpике из какого-то говна с витаминами делают. Такой жетон - все pавно, что сама пайка. Сунешь его в автомат, у нас, на тpи/четыpе, такой есть, и из окошка выкатится пакет...

Хотя -- это Моpщ пайки pугает говном. Я лично вообще только от него услыхал, что на свете и дpугая хавка бывает. Или - была, когда Моpщ сам еще молодым был... Мне-то - только пакет тот из-под патpульной пайки понюхать довелось.

Пpосить - и молча, ясно дело, можно. Hо тогда пpоходящие чаще всего тебя - с понтом "не замечают". В небо, типа, зекают, а то - на магазинные окошки давят косяка, сощуpившись. Типа - понимают, что за хеpня там такая pазложена... Hе, когда слова говоpишь, не в пpимеp больше жетонов кидают. Вот патpульные - наобоpот, лучше бы уж не замечали. Hо они все видят, на то и патpульные. Даже когда и слов не говоpишь, а пpосто сидишь на тpотуаpе, пpислонившись спиной к стене. Hе успеешь уйти за угол - можешь от них схватить больно. А то - и вообще покалечат...

Хоpошо патpульным. Кабы мой отец был патpульным, я тоже мог бы стать. Пацаны pассказывали, что станут, когда подpастут, "на отцовских местах выполнять отцовскую pаботу". Типа, они - "тpудовая смена".

А я и не знаю, кто такой был у меня отец. Hе помню. Помню только, что всегда был таким, как сейчас - только тепеpь, конечно, подpос маленько. Сначала Моpщ меня коpмил и pастил, а потом я всю доpогу сам сидел на улице и ждал, когда жетон кинут. С-суки... Hикогда не было со мной pядом человека, лицом похожего на меня и огpомного - в тpи моих pоста, не меньше - котоpый деpжал бы меня за плечо, улыбался и "пеpедавал свое pемесло". Как на плакате наpисовано...

Я как-то Моpща спpосил, не он ли мой отец. Как мы вообще вместе оказались. Hо он тогда бухий был, снова пpо очко вякнул. Hу, я пpигpозил, что уйду в дpугие какие-нибудь ноpья и долга не отдам. Заткнулся, падла... Сам-то пpосить уже не может - куда ему на больной ноге от патpульных бегать!

Hо ведь и не ответил ничего...

Иногда, как посмотpю вокpуг, такая злость беpет... Пистолет бы - постpелял бы всех на хеp. Все ведь, кому не лень, бьют или обманывают. Пользуются, что маленький, что жить еще не умею. Показывать-то, что не умеешь, нельзя. За падло. Дуpаком будут звать. А если деpжишься так, с понтом "сам все знаю", так они - типа всеpьез тебя пpинимают и наpочно подводят, чтобы глупость какую сделал...

Так иногда хочется - чтоб пистолет в pуки, да постpелять этих сучаp! И в ноpьях наших, котоpые из тех, кто послабей, жетоны вытpясают, и желтых этих, косоглазых, сытых, котоpые типа не замечают, что ты у них под ногами голодный сидишь. Да еще до тех бы добpаться, что в pаю живут, в Обителях!..

Хотя эти-то, из Обителей, никогда наpужу не выходят. И пpавда, на кой хеp им выходить - там, говоpят, и так все есть. А пистолет... Хоpошо бы купить себе, как у Козла или Лысого. Hо - это ж сколько жетонов надо! За всю жизнь не собеpешь. А как сpазу много достать? Опять же, не спpосишь никого - дуpаком звать будут...

5. Андриан Сенегалов

Сколько стоит Майкл Джордан.
Ни для кого ни секрет, что НБА - сложный идустриальный механизм, государство в государстве, одна драфтовая система которого заслуживает темы отдельной книги. Баскетбольным болельщикам видны только результаты ее работы. Но, как правило, остаются в тайне истинные причины появления в командах тех или иных игроков, закулисная борьба скаутов, а также возможные, но не состоявшиеся варианты.

В 1984 году вполне могла сложится ситуация при которой Аким Оладжьювон (1 номер драфта) и Майкл Джордан (3 номер драфта) вместе играли бы в "Хьюстон Рокетс", составив поистине непобедимый тандем. Но генеральный менеджер "Чикаго Булз" Джерри Краузе своего шанса не упустил, заключив контракт с третьим номером драфта, правда позволив себе опрометчивое высказывание, ни к чему, впрочем, его не обязывающее: "Майкл, конечно, не тот игрок, который может кардинально изменить положение нашей команды в НБА - но этого мы от него и не ждем".

И первое время было именно так. Несмотря на усилия Джордана, в первом же сезоне получившего приз лучшего новичка и ставшим третьим в лиге по результативности, "Чикаго Булз" вылетели в первом же раунде плей-офф. Далее ситуация складывалась также: Воздушный Майкл совершал чудеса на площадке, забивал больше всех мячей, получал всевозможные призы, а команде никак не удавалось даже приблизиться к участию в финале НБА. Одни специалисты восторгались совершенно невероятным временем зависания новичка, сравнивали его с Доктором "J" (Джулиусом Ирвингом), первым превратившем забивание мяча сверху в особого рода исскуство. Другие довольно скептически относились к его достижениям. Лидер "Бостон Селтикс" Ларри Берд, который вначале утверждал, что Джордан - "лучший, феноменальный, один в своем роде", как-то заявил "когда Майкл появился в НБА, я думал, это - великий игрок будущего. Но оказавшись в команде довольно средних игроков "Булз", Джордан резко изменился. Единственное, что он делает на площадке, это - броски по кольцу. До тридцати бросков за матч. Я бы никогда не хотел так играть, - даже если бы попадал в тридцати случаях из тридцати пяти..." Соглашался с ним и Чемберлен: "Только в решающих матчах плей-офф познается, насколько велик тот или иной игрок. Пока Джордан в плей-офф не отличался..."

Тем не менее фанаты были в восторге!

Уже в первом сезоне посещаемость "Чикаго Стэдиум", домашнего зала "быков", выросла почти в два раза. Мало того, выросла посещаемость и других стадионов. Когда команда Джордана приезжала в города, где баскетбол был не так популярен, все билеты оказывались проданными. Стоит отметить, что хотя финансовое положение НБА, пережившего в начале 70-ых кризис, стабилизировалось за счет появления таких супер-звезд, как Карим-Абдул Джаббар, Джулиус Ирвинг, Ларри Берд, Мэджик Джонсон, тем не менее залы во время матчей далеко не всегда заполнялись. Да и количество игроков, получавших миллионные контракты, было немного. И Джордан бы не заработал в первый год миллиона, если бы не участие в рекламных роликах.

Сравнения ради заметим, НБА начиналось как довольно скромное предприятие. Клубный фонд зарплаты каждой команды в 1946 году составлял 50 тысяч долларов. В последующие годы эта сумма росла, но не быстро. Великий Чемберлен получил в год своего дебюта (1959) 35 тысяч, а в конце карьеры (1972) - около 100 тысяч долларов.

Конечно, и в 60-ых, и в 70-ых годах фирмы использовали ведущих профессиональных спортсменов для рекламы своего товара. Но с появление Джордана они обрели самую подходящую для этого личность. Сам Майкл, как-то удивлялся, не понимая, что привлекает к нему людей. Но он лукавил! Кто же как не он приложил все силы для создания и совершенствования своего имиджа, даже закончил курсы ораторского мастерства. Его необыкновенная, острая на язык личность, естественная привлекательность и внимание к собеседнику привлекали к нему журналистов. Его воздушный стиль игры, способность набирать очки против любой защиты располагала к нему даже фанатов других команд, делая Майкла Джордана поистине игроком всей Америки, а не просто какого-то города или штата.

Противники могли контролировать ход игры, пока Джордан не выходил из-под контроля. Он взмывал над полем, обыгрывал 3 или 4 игроков одновременно с разнообразным репертуаром движений, отрицающих гравитацию. После одного такого матча его партнер Орландо Вулдридж, заметил: "Оставьте его одного. Он сын Бога и пусть Бог имеет с ним дело."

6. Олег Обжоров

ИСТОКИ (отрывки из "Записной книжки")
Один сорокоман написал, что "цинизм, как совмещенный санузел, хорош до тех пор, пока нет соседа". Дети всегда циничны; именно от неведения и наивности. И до некоторого времени в этом нет ничего плохого.

Как-то раз летом (в детстве я каждое лето проводил в деревне у бабушки, на юге Новгородской области; это уже не Ленинград, но еще не Москва) я вернулся вечером домой и заявил, что собираюсь женится. Собираюсь женится на соседской Наташке, которая была меня старше на год. Кажется, мне тогда было лет 8 или 9. Сейчас, по прошествии четверти века, порой сложно с точностью до года вспомнить, когда происходило то или иное событие. Все они, и важные, и несущественные, стали тоньше бумажного листка и уложены в плотную папку под названием "Детство". Память иногда листает ее, но листы настолько тонки, что ничего не стоит пропустить пару лет. А ведь тогда едва ли не каждый день был событием, и лето длилось практически вечно. Собственно год разделялся на две части: лето и все остальное.

В деревне была совершенно другая жизнь. Не потому, что рядом была речка, лес, коровы, отсутствие горячей воды, городского телевидения (старенький телевизор ловил только центральную программу) и привычного транспорта. Еще существовали необходимость ездить за хлебом на велосипеде в райцентр, полоть картошку, таскать по субботам воду в баню из колодца и множество других мелочей, как приятных, так и удивлявших тогда свой ненужностью.

Поездки за хлебом остались самыми запоминающимися. Сколько мне пришлось их сделать: двести, триста?.. Или все таки одну?

Я никогда не любил рано вставать. Но здесь был важный аргумент: можно было почувствовать себя значительным, внеся на кухню две сетки с буханками белого и черного хлеба, почти всегда одного сорта. А после этого можно было позавтракать и с чистой совестью досматривать сны.

Однажды, в августе, отстояв большую очередь (тогда на местном хлебозаводе случился пожар и хлеб завозили из другого района; так что купить его днем не было никакой возможности), я так замерз, что долго не мог согреться под одеялом. Уж и не помню, как это мне удалось.

Процесс транпортировки хлеба тоже заслуживает отдельного описания. Поскольку недорогим хлебом удобно было кормить скотину, обычно покупалось буханок 8-10. Они распределялись по сеткам, сетки вешались на руль с обоих сторон, а затем начинался обратный путь. Поскольку он шел в основном под гору, имело смысл проделать его с наибольшей скоростью: мимо кладбища, мимо лесопилки и первых домов деревни.

Сейчас ее уже нет. По крайней мере нельзя написать на конверте Забровье. Дома стоят. И а них живут люди. Но теперь это уже другое место. Лучше ли там стало? Не знаю. Можно сколько угодно ругать застой, но при нем в мою деревню летали самолеты. Одно время даже Як-40. Теперь можно доехать только автобусом. Не потому, что бывший партизанский аэродром стал негодным. Просто людей стало меньше.

Я сидел на подоконнике лестничного окна в своем старом доме и смотрел на двор, в котором прошла часть моего детства. Спешить мне было некуда, да и незачем. И в этой абсолютной пустоте мои мысли приобрели странное направление:

"Управлять человеком несложно, достаточно заставить его верить в то, что он свободен. Не верьте людям, которые утверждают, что управляют реальностью. Просто она выгибается так, что путь идущего кажется проще. Здесь уместна аналогия с шариком, который катится по трубе. Очень извилистой и умной, способной реагировать на настроение шарика. При некотором уровне управления у шарика может возникнуть стойкая убежденность в абсолютной свободе.

Вы не замечали, что к разным людям нужен разный подход? Просьбы, приказы, запугивания... Иногда неотразимо действует жалость. А можно убедить человека в его значительности. В любом случае у него нет выбора.

Все это давно известно. Только некоторые люди до сих пор упорно не желают признавать, что свобода - это абстракция. Когда при мне говорят "свобода", меня так и подмывает спросить "от чего?". То есть от каких параметров зависит эта странная функция? Иначе говоря, смысл свободы именно в ее аргументах.

Ни кем другим нельзя управлять так просто, как свободным человеком. Достаточно вовремя расставлять на дороге нужные им вещи. Вы никогда не задавались вопросом: происходит то, что вы пожелали или вы пожелали именно то, что должно было произойти? А для наилучшего управления реальностью существуют несчастливые люди.

7. Дреев А.Н.

фрагменты из нового сборника "ТВЕРДОЕ ЗАСТЫЛО".
****
Do leave all dreams, lock in idea,
Forget concern of univers,
While gracious fate and glory bear
My yet unwriting future verse.
****
My dear friend! I will be able
Force me and you together beam.
But all new hopes is rased as fable
Just there where win old dream.

***
Быстро мерзнет
Хакер под черном крышкой
Дождь в комнате.

***
Нет покоя
в сердце моем
утонул Буратино.

***
Послал письмо
самому себе
жду ответа

***
Быстро-быстро
беги борзая
в пустыне Гоби.

******
Возьмите парня средних размеров
(желательно рыжего,
впрочем, это неважно. Оставьте
его одного на час

А лучше - на два. Кофе и сахар
По вкусу. Так же как и
Сигареты. Кстати, чуть не забыл
Этот парень с матмеха

Быть должен. Плюс ко всему нелишне
В штатах ему побывать.
Научится премудростям всяким...
И обратно вернуться!

Короче, на вход подавайте быстрее
Бумагу, причем, неважно какую.
И, если все правильно, то очень скоро
Будут готовы стихи.

8. Банан Стоянов

Байки
Внимание! Запрещено цензурой! Особо придирчивых ревнителей морали просьба не заходить!

Байка Первая
"Возьмем, к примеру, отображение <кси> и подействуем им на функционал <пи>. Назовем то, что
получится <пи> с дужкой. Э-э-э... нет, лучше <пи> с волной!"

Байка Вторая
****
"А вам никогда не били по
морде элегантной женской ручкой,
которой со второго темпа
пробивают тройной блок?!"

И она ему въебала
Прямо, так сказать, в ебало.

Байка Третья
Банан Стоянов в соавторстве с Игорем Тусклевичем собираются написать новый роман.
Пока можно привести только эпиграф из него:

"Заходит в бар парень и говорит хозяину:
- Я слышал, вам требуется джазовый пианист. Так вот я круто играю. Причем все вещи я сочиняю сам.
- Ну, сыграй что-нибудь.
- Хорошо. Сейчас, я исполню опус "Поимей меня в задницу". Только принесите мне пива.
Ему приносят несколько кружек. Парень выпивает одну и выдает забойную тему.
- А еще что-нибудь. - Просят его.
- Пожалуйста. Вот, например, "Соси, пока не кончу". - говорит парень, выпивает еще кружку и лабает еще более крутой музон.
- А вот еще... "Лучше трахать козу, чем тебя".
- Так, замечательно, мы вас берем. Можете приступать прямо сейчас. Только не объявляйте вслух названия своих произведений!
- О кей, - говорит парень, - только в туалет схожу.
Возвращается он из туалета, а бармен ему и говорит:
- Ты знаешь, твой член торчит из ширинки?
- Конечно, знаю! Это же я написал.

9. Мария Петровна Шелл
Хроника одного двустишия

В результате проведенной изыскательской работы мне удалось найти несколько нетривиальных продолжений одной общеизвестной фразы, которые отсортированы по алфавиту. Некоторые специфические варианты пришлось снабдить комментариями.

Нет повести печальнее на свете,
Чем…
Баскетбольное
Блатное
Житейское
Карточное
Компьютерное
Мещанское
Милитаристское
Политическое
Программистское
Природоведческое
Психологическое
Сетевое
Студенческое
Эротическое

10. Иван Донкихотов

НЕЯВНЫЙ ПОБЕДИТЕЛЬ (отрывок из нового романа)
* * *
Очнулся Вира неожиданно и сразу вспомнил всё, что случилось. Он лежал на диване в удобной позе, а его победитель сидел за пультом и уплетал его праздничный рацион. Вира приподнялся на локте. Немного болела голова, и перед глазами плясали блестящие точки.
Незваный гость обернулся и, облизывая пальцы, сказал не очень внятно:
- Это ты кстати порцайку заказал. Люблю предусмотрительных. Ты не обижаешься, что я тебя немного объем?
- Ты кто? - вместо ответа спросил Вира.
- Я-то? - гость опустил себе в рот ещё один кусок. - Большой Босс. Про виртуальную разведку слышал, герой?
О существовании подобной организации Вира не знал, но вида решил не подавать.
- Так бы сразу и сказал.
Кряхтя, Вира уселся на диване и облокотился на спинку. Неординарность ситуации сбивала с толку. Гость весело рассмеялся.
- А по мне не видно было?
- Было мне время смотреть, я делом важным занимался.
- А-а, стало быть я тебе помешал?
- Стало быть так!
Вира злился, но больше на себя. Поступил как мальчишка. Интересно, связь работает?
- Ну-ну... Извини уж. Мешать я тебе не хотел. Ты первый начал. Так что теперь можешь заниматься своим делом. Кстати, связь не работает.
- Тогда слезь с моего места!
Усмехаясь, гость перешёл на диван, устроив поднос на худых коленях, выделяющихся из-за обтягивающей одежды.
Вира встал, покосился в его сторону, пытаясь определить тип ткани и заметил, что меча на незнакомце нет. И выглядел он теперь весьма миролюбиво и по-домашнему, поглощённый едой. Вира повернулся и шагнул к пульту.
- Эй, парень, - окликнул его гость на этот раз чистым и ясным голосом:
- А зовут-то тебя как?
- Вира. Вира Кирран...- сказал Вира полуобернувшись.
- Ага ... по прозвищу Профессор. - Торжественно заключил гость. - Ладно, это я так; иди, работай.
Совершенно обалдевший, Вира уселся за пульт и попытался собраться с мыслями, разбегавшимися как весенние ёжики. Что там говорится в "правиле батона"... значит связь ещё не восстановилась... ну, это он мог и увидеть... Но откуда он узнал кличку?.. коммуникационная система... а еды на двоих не хватит... виртуальная разведка - что-то знакомое, историю учить надо! А может проверка? Продолжение курсовой?! Эта мысль так поразила Виру, что он перестал думать дальше.
- Нет, братец, это мы взаправду тут сидим. Экзаменовать я тебя не собираюсь. Так что проявляй своё умение.
Слух Виры резанула грамматическая неправильность, но какая именно он не разобрал. Тупо пощелкал тумблерами, понажимал клавиши и наконец понял, что не может сосредоточиться. Сколько раз корил он себя за расхлябанность, но так и не научился мобилизовывать те силы и навыки, которыми владел. Раньше всегда была надежда на благоприятный исход. И сейчас, несмотря на весь ужас ситуации, положение дел не казалось таким уж страшным. Он не один - и это главное. Правда виртуальный разведчик, - или кто он там? - вёл себя несколько странно, сидит, жрёт его еду; хоть бы помог, чучело, вместе же дальше канителиться. Или ждёт когда распишусь в собственном бессилии? И где только таких уродов производят?
Гость закончил трапезу, чинно отставил поднос в сторону, вытер руки об одежду и поднялся.
- Стало быть, на то, как ты меня называешь, мне наплевать. А вот со своей техникой сладить не можешь - это факт. Придётся, видимо, мне вспомнить молодость. Эх, старость - не радость. Ну-ка, что у тебя там за проблема?
Разведчик подошёл к Вире и пихнул его в плечо.
- Думаешь, если мысли умеешь читать, так всё можно? - буркнул не оборачиваясь Вира.
- Плевать я не хотел на твои мысли. Ты всё равно думаешь разную чушь. И та на затылке написана. Так что освободи место, герой, и отдохни на диванчике.
Вира криво улыбнулся, но место освободил с готовностью. Сразу стало легче, как после экзамена, - сдан он, не сдан - без разницы, главное миновал. И ещё Вире вспомнились впечатления детства, когда они с приятелем забрались далеко в чащу, и не наткнись на старого лысого десантника, может и заблудились бы окончательно. Он тоже был до безобразия груб, норовил схватить их в охапку, и называл ёжиками... Этот тип поприятнее, но с виду не особенно крут. Хотя, черт его знает, виртуальная разведка всё-таки. А он кто? Даже не мастер; правда и не разрядник уже. Кто мог предполагать, что этот дебильный курсовик так кончится? Почему-то Виру больше всего волновал вопрос, что было бы, возьми он другую тему. Тут Вире вдруг представился трансверсальный интеграл и он немедленно уснул.
* * *
"Спишь, Герой!" - Раздался в голове у Виры зловещий шёпот. Кажется, вздремнул ненадолго, но с тем же успехом мог отрубиться на целый день. Разведчик сидел у пульта в пол-оборота и задумчиво созерцал что-то. Вместо прежней одежды на нём был надет старый комбинезон, который Вира выпросил у знакомого своего отца, когда отправлялся в Школу Героев. Надевался он один раз, именно в тот момент и оказался великоват. Но Вира ещё надеялся вырасти и окрепнуть, у тому же свято верил, что все Герои ходят в комбинезонах. Гостю он приходился впору, хоть и придавал немного потерянный вид.
- Как дела? - спросил Вира.
- А, проснулся; не спи, не спи, а то замёрзнешь. Ну и гроб же у тебя, однако. Я тут посмотрел...
- И ... что?
- Да нет, ты не пугайся. Возникли небольшие трудности. Ты, наверное, думал, что проснёшься уже на своей базе?
Вира неопределённо пожал плечами. Откровенно говоря, мелькнула у него такая мысль.
- Так вот: прямо сразу ничего не получится. Как бы это тебе объяснить, чтобы понял? Дело в том, что мы сейчас находимся не в обычном пространстве. И как отсюда выбраться на твоей технике, я не знаю. То есть я знаю, но...
Разведчик замялся, подыскивая подходящее выражение своих мыслей.
- А в каком пространстве мы находимся? - живо спросил Вира.
- В нормальном. Понимаешь, оно не простое, а нормированное. Но ты не бойся. Проблема не в этом.
Виртуальная разведка как раз и занимается вылавливанием разных сосунков, которые воображают, что существует только обыкновенное и гиперплоскости к нему.
- А какие ещё бывают?
- О, брат! Это целая наука. Комплексное, паракомпактное, дискретное... ну, там тебе винты сразу бы настали. В принципе, все они суть отражения нашего реального мира. Про теорию М. Бера слыхал? Аркан, с кем я имею дело! Короче говоря, отличаются они небольшими изменениями мировых законов и констант. В нормальном, например, структура гравитации не та.
- Так может по этому передатчик экстренной связи не работал? - высказал предположение Вира.
- Молодец, правильно. Видишь, уже соображать стал. Так вот, проблема в том, что аппаратура у тебя не приспособлена для виртуальных прыжков; как здесь "прицеливаться", ума не приложу. Не на пальцах же считать. Сам понимаешь, будь мы в обычном пространстве, наладил бы я тебе "гиперпереход" с точностью до градуса. И въехал бы ты в город на белом коне.
Разведчик замолчал, а потом, будто спохватившись, добавил:
- Впрочем, тогда бы мы с тобой не встретились.
Повисла тягостная пауза.
"Чудно, однако," - думал Вира: "Нормальное пространство! А я и не знал, что такое существует. Хотя было время, когда весь мир представлялся большим лесом, а Школа Героев - недостижимой мечтой. А теперь я здесь, где никто из наших не бывал, вместе с ..." Тут Вира сообразил, что разведчик до сих пор не представился, правда его никто не просил, и не обязан он представляться первому встречному.
- Я же говорил: меня зовут Большой Босс; некоторые прибавляют ещё кое-что, но мне титулы не по кайфу; для своих я - - Боб. - Подал голос разведчик. - Можно считать, что и ты теперь тоже свой, потому как нам вместе пробыть не мало предстоит. Я кинул в машину задачу, дня через три она отбомбится.
- Чего? - не понял Вира.
- Плохо со слухом? Я запустил на твоём бортовом киберцентре расчёт ближайших аномалий и параметры прыжка, думаю, что через три дня он выдаст результаты.
- Три дня?!! - поразился Вира.
- Ну не три года же. - Спокойно произнёс Боб. - Жрачки нам, надеюсь, хватит. Сверху не каплет, сбоку не дует, в чём проблемы, герой?
- Да нет, я просто не представляю, что можно считать целых три дня, - смутился Вира.
- Э-э, брат, есть много доброго и злого... Что ты представить можешь толком ? Знания твои поверхностны, мечты убоги, прошлое отвратно, а будущего нет.
- Это почему? - оскорбился Вира.
- Он ещё и класики не знает. - Как бы в никуда произнес Боб печальным голосом...

12. Коба Ленин

стихи
***
Я хотел бы суметь рассказать тебе как
Засыпают в полете уставшие птицы.
Всех великих пьянил наступающий мрак
Вечной ночи. И мне почему-то не спиться.

И хотел бы я смочь некой птице сказать
Пусть при встрече, пусть как-нибудь что-то такое,
Чтоб она серой чайкой вдруг стала кричать:
"Спрячь меня!", "Съешь меня!" и "оставь, ради Бога, покое."

В самой гулкой пещере, где держат себя взаперти
От сумы и тюрьмы, отыскать бы заветное слово.
И тогда наплевать на последствия следствий и тихо уйти.
Все великий мерли. И мне почему-то хреново.

ПЕРЕГОН МЕЖДУ "БАЛТИЙСКОЙ" И "ТЕХНОЛОГИЧЕСКИМ ИНСТИТУТОМ"

Запас слов стремительно тает
Словарный запас стремительно подходит к концу
Видимо
Я разучился смеяться
Это смешно само по себе
Но вряд ли кто-то узнает об этом
Если
Если конечно со мной не случится

"КОГДА БЫЛА ВОЙНА"

Сейчас, вот, сяду, посмотрю на ручку.
Начну писать; ну, то есть, значит мысли
Я буду излагать.
А что?
Другие ж пишут!
Поди, пойми, чего и как,
По поводу какому, да, в общем,
В целом...
А если кто не понял - тот сам дурак.
Итак!
(Однако, где же мысли?)
Возьму одну, потрогаю другую -
Нет, все старо, точней сказать: НЕ НОВО;
Все было, было... знать
"ничего не вечно под луной".
Ой!
Пожалуй, я сказал большую ересь.
Точнее - глупость;
(Что, видимо, одно и тоже,
Поскольку
Все новое и ересь есть, и глупость
Одновременно).
Ого!
Вот это верно мысль!!
Ведь я ее еще не слышал
Ни от кого.

ФИЛОСОФСКОЕ

Ты - это то
что останется после тебя
как узнать это
при жизни?

13. Вера Надеждина (Любочка)
стихотворение

РАЗГОВОР
- Вы говорите? - Да, я говорю
О том, что я уже не стану вечным
И взглядом до безумия беспечным
Не гляну на вечернюю зарю.
Я это постоянно повторяю
И наполняя вымыслами ложе,
Делю, перемножаю и итожу.
А лажа так не далека от ложи,
Что ни себе, ни вам не доверяю.

- Я не могу обедать у меня
Нет больше соли. Кто ее похитил?
Вот скорлупа, вот запись в кондуите,
Вот лисья шкура... дайте же огня!
Я повелитель иль не повелитель?
Что за козел залез в мою обитель?
- Да ладно, не волнуйтесь, принц, насрите.
Соль, спички, мыло - это все ф....

- Вы - магазин? - Ну что вы, я - Гамазин,
Я - Дон Кихот (я их в себе делю),
Нескладен, долговяз и несуразен,
Но путь Рудольфа я не повторю.
Я - черный плащ, я - вирус в интернете,
Но все же я за мир на всей планете.
- Пар изо рта. Прохладно? - Я курю.

И что бы не сказали мне теперь -
Нет больше тайны. Я ее пофиксил.
Но если б смысл был в разгадке икса,
То мне не надо было бы наград.
- Куда же делись свечи? Съели крысы?
- Нет, извините, их засунул в зад!

Ну что за геморройный разговор...
- Вы надо мной смеетесь?! - Ради бога!
Я Джек-из-Тени. Не судите строго,
За вас готов взойти и на костер.
- Ты глуп, любезный. - Но язык остер.

- Язык остер, видать острей, чем бритва?
- Да что вы! Нет. Невыигранная битва
Меня еще тревожит до сих пор.
Постойте, ну зачем внесли топор?

Как весело неделя началась!
А еззь у вас, положим, братцы, мазь?
- Лови его! - Ой, сетка порвалась.

Нет, скучно здесь. Опять одно и тоже.
И стюдню нет. И лица здесь как рожи.

"Скажите, вы в мультфильмах не снимались?"
:-)

[Тенета] [Арт-Лито] [Большая буква] [Зопеска-98] [Нетский мир] [Овес] [Золотой котец] [Золотой графоман] [Десять лягушат]

[Чаво? Куды? Туды!] [Свежий фрайбургер] [Чертова дюжина Макса Фрая] [Все рейтинги] [Всенародная сотня] [Черствые фрайбургеры] [Архив новостей] [Что почитать] [Гостиная] [Безумное чаепитие] [Коллекция МАКСималиста] [Баннеры] [Современное искусство в сети] [КурицынWeekly] [Яркевич по пятницам] [Mr.Lion] [Dr.SYM] [Голос Ехо]


Логотип и графические элементы: Светлана Мартынчик, Игорь Степин
Дизайн - Радошовецкая Юля
Редактор - Кириченко Наташа