14.11.2018 




Вы можете не умереть
Михаил Батин, Алексей Турчин
10.12.2013- 15.12.2013

Вы можете не умереть





«Трасса М4. Ростов - Москва» / Современное искусство Ростова-на-Дону





Лес/ Современное искусство Краснодара





Культурный Альянс. Проект Марата Гельмана

Главная | Контакты | Поиск | Дневник М. Гельмана
Русский | Deutsch | English


























Проекты для российского павильона на венецианской биеннале


1999 год



РАЗОЧАРОВАНИЕ
Куратор проекта - Вячеслав Курицын.

Художники, принимающие участие в проекте:
1. Сергей Волков
2. Александр Бродский
3. Дмитрий Гутов
4. Гия Ригвава
5. Арсен Савадов
6. АЕС (Татьяна Арзамасов, Лев Евзович, Евгений Святский)

Русское искусство всегда славилось Большими Идеями и Большими Страстями. Оно рыдало и плакало, воспевало и обличало, низвергалось в бездны и взлетало в небеса, решало проклятые вопросы и открывало новые горизонты. Однако к концу века многое изменилось. "Большие идеи" попали под подозрение из-за своей тоталитарности. Новые горизонты не принесли чаемого счастья. Наконец, просто накопилась усталость.

Проект "Разочарование" представляет другое лицо русского искусства. Проект предлагает работы, собранные не по принципу внешней яркости и "модности", а исходя из их суггестивных возможностей, из их способности вводить зрителя в медитативное состояние.

Сквозным мотивом проекта станет тленность и недолговечность любого, даже самого прочного, материала, любого, даже самого великого, искусства. Но в этом не столько пессимизм конца века, а приглашение к бережности, плавности, мягкости: мы живем в очень хрупком мире, и, переживая его бренность, мы не отвергаем, а любим его.

Сергей Волков
"Uliss"

Из насыпанной, под уклон к стене, кучи мела высовываются части исписанных и изрисованных школьных досок. На школьных досках изображены образы связанные с повседневной действительностью, а так же иконические (штампованные) образы местной культуры претендующие, на термин "картины жизни".

Инсталляция "Улисс", является попыткой смоделировать

культурную,социальную итуацию нашего времени пропущенную через личный опыт. Минималиская по форме, трагикомическая по содержанию эта работа является иллюстрацией конца 20 века с его сменой социальных и культурных утопий.

Дмитрий Гутов
"Слепые певцы"

Работа представляет собой куски легкой ткани, наподобие шелка, на которую нанесены фотографические изображения слепых музыкантов, поющих и играющих в подземных переходах московского метро.

Изображения носят предельно реалистический характер и являются съемкой с натуры. Лица напоминают слепых Брейгеля. Размер людей на ткани в полтора раза больше реального. Ткань свободно свисает в пространстве зала, располагаясь на расстоянии примерно метра от стены. Стоящий у стены вентилятор создает воздушные потоки, заставляющие изображения шевелиться, вибрировать, колыхаться. В зависимости от общего характера экспозиции может быть использовано либо одно большой многофигурное изображение размером ориентировочно 300 х 500 см., либо 3 - 5 отдельных меньших полотнищ каждое с отдельным певцом.

Полупрозрачная ткань подсвечивается сзади достаточно сильным рассеянным светом.

Движения ткани создают впечатление, что музыканты лействительно поют, но этот гомеровский или русский эпос не слышан

Гия Ригвава
Без названия (объекты)
1995г., индийский мрамор, цветное фото 30х92см

Две плиты индийского мрамора, части каждой из них покрыты цыетными принтами (сибахром) с изображениями фрагментов человеческого тела. Таким образом происходит некая инверсия, когда поверхность тела соотносится с поверхностью камня в пластике. Одновременно мрамору, как холодной и мертвой субстанции противостоит теплое, живое и подвижное начало. При этом фрагменты минимальны по масштабу и органично вписаны в структуру поверхности, что создает ощущение легкости и изящества.

Группа АЕС (Татьяна Арзамасова, Лев Евзович, Евгений Святский)
"Искусство возможного"

Выставка представляет из себя эстетический триллер. Зрительские ожидания увидеть в выставочном пространстве горячую историю жизни и смерти сталкиваются с холодом художественной абстракции. Резкая граница между миром искусства с одной стороны и миром жизни (и смерти) - с другой рождает неожиданное столкновение несовместимого, которое внешне, будучи конфликтным, на деле практически обязательно порождает у зрителя предчувствие неслучайности этой ошибки: на разломе двух смысловых полей возникает третье - мета-смысл или "смысловой взрыв".

Проект состоит из двух частей:

1. История из архива Музея криминалистики Московской милиции, которая репрезентируется двумя фотографиями из уголовного дела 50-х годов. На одной из фотографий изображена счастливая супружеская пара, на другой - трагический конец любовной истории: расчлененное тело мужчины, убитого из патологической ревности собственной женой. Фотографии могут подаваться в виде приглашений на выставку, проспектов, афиш т.е. всего того, что существует вовне выставки или вовне "белого куба" выставочного пространства.

2. Собственно пространство выставки, представляющее из себя классический "белый куб". При этом доступ в зал перекрыт музейным шнуром, и, таким образом, инсталляцию можно только разглядывать, но нельзя в нее войти. Сама же инсталляция представляет собой белый пол, устланный большим количеством бесцветных прозрачных чертежных лекал, дополнительно изогнутых в плоскости. По периметру зала, на белых стенах проведена при помощи лекала произвольная кривая черного цвета. Инсталляция освещается постоянно движущимся по кругу источником света так, что тени от лекал постоянно перемещаются.

Александр Бродский
"Психоделический фургон" объект.

На металлической конструкции - скульптура глинянного грузовика, задняя часть которого открыта, внутри сидят глинянные пассажиры и смотрят кино: вид дороги, открывающийся через лобовое стекло автомобиля. Собственно, это авторская (футурофобская) модель мира, в которой мы все пребываем, где распад, разочарование, бессмысленность существования сопровождают нас перманентно. Потрескавшаяся поверхность глины усиливает эти ассоциации. Хрупкость и зыбкость бытия, тщетность и обреченность всяких начинаний аккумулируются в пластике и фактуре материала вполне убедительно.

"Предпоследний день Помпеи"
На металлической конструкции с небольшим поддоном, заполненным черным мазутом, помещается глиняная скульптура большого дома, по архитектурному стилю отсылающему к имперским сооружениям. При этом здание, как "Титаник", "тонет" в мазуте, оно дало сильный крен и представляет собой почти руины. Внутри него идет кино - "Семнадцать мгновений весны". Конец империи, конец века, тысячелетия. Эпоха, утопии, идеи и идеологии медленно уходят. Собственно этот "День Помпеи" уже наступил. Он продолжается, и красивый, нордически сдержанный Штирлиц в полуразрушенных глиняных окнах становиться космичной и одновременно трагической нелепой фигурой.

Арсен Савадов
"Deepinsider"

Черно-белые постановочные фотографии, изображающие шахтеров в забое, в шахте, в душевой, в угольном штреке. Некоторые из них обнажены, кто-то в шахтерской амуниции и в балетных пачках.

Таким образом, высокое, классическое, тонкое и изящное культуры, каким является вся балетная традиция, попадает в будничный ад, в мрачный угольный штрек, где суровый шахтерский труд предстает чудовищной современной каторгой или преисподней. Кроме того, возникает какой-то кошмарный травестийный эффект, порождающий гомосексуальные и эксгибиционистские ассоциации очень характерные для современной культуры конца ХХ века.


OVERDRIVE
Куратор - Ирина Кулик

Художники
АЕС, Нина Котел, Юрий Лейдерман, Гия Ригвава, Вадим Фишкин, Сергей Шутов, Аристрах Чернышов

Концепция проекта

"Поезд-призрак", или "поезд ужасов" - один из неизменных аттракционов луна-парков всего мира. Не важно что произойдет со мною во время трехминутного путешествия на скрипящей вагонетке по темному туннелю - да скорее всего, ничего не произойдет - высветятся грубо раскашенные муляжи да кто-то страшно завоет в углу. Но саспенс ожидания события, желание (и неожиданная способность) поверить в фантастическое приключение, возможность закричать от ужаса, притворного только наполовину, и волнующее физическое ощущение стремительной езды по шатким рельсам делает этот архаичный аттракцион куда более захватывающим, нежели новейшие видеосимуляторы с заведомо известной программой и черезчур комфортными сиденьями.

Идея предложить художникам "зарядить" подобный аттракцион своими работами возникла из желания вернуть произведению искусства статус опыта - и уже не опыта художника, заархивированного в произведении, но опыта зрителя, которому дается возможность не только посмотреть, но пережить выставку - "со мной это случилось" вместо традиционного "я это видел".

Путешествие на "поезде-призраке" ведет зрителя сквозь инсталляции-приключения, инсталляции-события, проживание последовательности визуальных или звуковых шоков, - не обязательно, чтобы они аппелировали к эмоциям страха, но важно, чтобы произведения, составляющие этот маршрут, действительно обладали мощным непосредственным воздействием. По завершении поездки зрители переходят в путое светлое пространство выставочного павильона, где они могут услышать раздающиеся из размещенных в разных точках динамиков тексты, называющие и истолковывающие увиденные им инсталляции.

Данный проект прежде всего ставит своей целью содать экспериментальную экспозиционную ситуацию, задающую радикально новые параметры опыта восприятия. В отличии от уже отыгранных в художественной практике ситуаций, где публика обрекается либо на заведомо отсекающий возможность интерпретации шок, либо на изобилие документации и толкований опущенного, оставленного за кадром "события" и может выбирать лишь между предъявлениями аффекта или не-события, посетитель "поезда-призрака" одновременно испытывает и переизбыток впечатлений, и фрустрацию из-за отсутствия заданности восприятия. Ведь, проносясь на "поезде-призраке", он не знает, что ему предстоит увидеть и что обозначают увиденные им события, он не успевает даже подробно рассмотеть их, удостовериться в неиллюзорности виденного, а получив объяснение, он не может вернуться к произведению, чтобы поддтвердить свои ощущения. Опыт восприятия искусства приближается к сновидческому или галлюцинаторному опыту, предполагающему невозможность возврата, повтороного переживания. Путешествие на поезде-призраке отсылает к психеделическому "trip" или же, если рискнуть на сомнительно-пафосные аналогии, воспроизводит модели посмертно обретаемого высшего понимания - мы постигаем смысл происходившего с нами лишь тогда, когда мы не можем к этому вернуться.

Проект "Overdrive " предлагает необычный опыт темпоральности восприятия, предоставля зрителю жестко ограниченный во времени и весьма спресованный опыт - приблизительно три минуты на прохождение маршрута и по несколько секунд на восприятие каждого "события". Отсюда - название проекта: overdrive - и превышение скорости, и (если вспомнить терминологию научной фантастики) сверхсветовая скорость, позволяющая совершать межгалактические путешествия.

Описание проекта

Выставочный проект включает в себя аттракцион "Поезд-призрак", расписанный и "заряженный" художниками. Аттракцион устанавливается рядом с Русским павильоном. Зрители должны сначала попасть в "Поезд-призрак", откуда, по окончании проезда, они по специальному переходу попадают в пустое пространство павильона, в различных точках которого установлены динамики, транслирующие записи текстов художников, называющих и комментирующих инсталляции в "Поезде-призраке". Порядок, в котором зритель может услышать эти тексты, не повторяет маршрут "Поезда-призрака" - зрителю предстоит самому идентифицировать работы и комментарии. В отличии от строго лимитированного по времени прохождения аттракциона, пребывание в павильоне может длиться сколько угодно. Но лишь на выходе зрители могут получить каталог или же печатный текст, позволяющий окончательно идентифицировать увиденные им работы и атрибутировать их авторство. Зрители не имеют возможности вернуться в "Поезд ужасов" после посещения павильона.

"МИР": СДЕЛАНО В ХХ ВЕКЕ.

Куратор - Олеся Туркина
Художник - Сергей Бугаев (Африка)


Концепция проекта

Проект выставки "Мир": сделано в ХХ веке" ("Mir": made in XX century) включает в себя две инсталляции художника Сергея Бугаева Африки: одну, непосредственно размещенную в залах Российского павильона; вторую - в специально выстроенном между лагуной и архитектурным сооружением Александра Щусева небольшим павильоном. Сделанный из нержавеющей стали и титана, материалов ХХ века, павильон Бугаева продолжает традиции идеологических и пост-идеологических павильонов нашего столетия, в частности таких как Мавзолей Ленина Александра Щусева, расположенный на Красной площади, и Красный Павильон Ильи Кабакова, созданный в 1993 году на территории Венецианской биеннале. В данном вынесенном вовне павильоне Бугаева, так же как и в инсталляции, разместившейся в залах Российского павильона, художник осуществляет критический пересмотр, реконструкцию утраченного Дома Большой Идеологии. Такая стратегия характерна для С.Бугаева, и воплощается им на протяжении последних десяти лет в таких выставках как "Дональдеструкция", "Татарский домик", "Дом Афазии", "Крымания", "Память и амнезия", "Эволюция образа". В тоже время павильон в целом, как и отдельные объекты, входящие в инсталляции, являются своеобразным пересмотром художником традиций искусства минимализма.

Проект "Мир": сделано в ХХ веке", как и многие проекты Бугаева носит коллективный характер. Эта коллективность проявляется, во-первых, в том, что к участию в выставке планируется привлечь других современных художников, а также художников-космонавтов (таких как Алексей Леонов).

Во-вторых, в том, что в инсталляцию будут включены объекты, иллюстрирующие эволюцию материальной культуры, своего рода реди-мэйды человеческой цивилизации от копий наскальных изображений до ракетных двигателей. Объекты, непосредственно созданные С.Бугаевым, такие как выполненные на текстолитовых пластинах "Ребусы", несущие фрагменты идеологических символов "Маятники", гигантская пост-конструктивистская "Сфера", растворяются в процессе тотальной эстетизации в среде идеологических, эстетических и технологических артефактов.

В-третьих, при выполнении проекта будут задействованы различные научные, производственные, политические институты и музеи, занимающиеся фундаментальными разработками в различных областях человеческого знания, такие как Российская Федерация Космонавтики, Смитсониан Институт (Вашингтон), Производственные Объединения Ракетно-космического Комплекса России, Центр Речевых Технологий и Ассоциация Технологий Будущего (Санкт-Петербург), Крымская Ассоциация Психологов, Психиаторов и Психотерапетов (Симферополь), Восточно-Европейский Институт Психоанализа (Санкт-Петербург), фирма "Монета" (Венеция), Австрийский Музей Прикладного Искусства (Вена), "Арч Фаундейшен" (Вена), Государственная Дума Российской Федерации и др. Обсуждается приглашение на время работы Венецианской биеннале специалистов из различных областей знания для чтения лекций в пространстве инсталляции.

Проект посвящен концу космического мифа, связанного с определенной идеологией, технологией и эстетикой, и концу идеи единого космоса как завершению определенных универсалистких мировоззрений, воплотившихся в идеологии, религии и т.д., и носит эпический характер. Однако, глобализм темы снимается за счет семантического смещения или десакрализаци, которые являются основными художественными методами Сергея Бугаева. Будущая экспозиция в Российском павильоне напоминает об идеологических советских павильонах на международных выставках, в частности, о двух павильонах Константина Рождественского, созданных непосредственно после запуска в космос первого советского спутника (1959, Нью-Йорк) и первого советского космонавта (1961, Париж). Но на выставке "Мир": сделано в ХХ веке" все объекты погружены в пространство утрачиваемой памяти, распавшегося повествования. Реконструкция культурной памяти оказывается невозможной в связи с окончательным крушением утопии, стирающем не только будущее, но и прошлое.

Проект "Мир": сделано в ХХ веке" связан с пересмотром Больших Рассказов, то есть идеологий, которые господствовали на протяжении ХХ века. Среди этих Рассказов космический миф, коммунизм, капитализм, христианство, наука, искусство и др. Приходящее на смену Большим Рассказам в конце века пост-утопическое сознание соединяет в себе универсализм и множественность точек зрения, глобализм и представление о конечности всякой утопии, масс-медиальность и дематериализацию тела в новых технологиях.

Идея освоения космоса является одним из Больших рассказов ХХ века, который "умер" вместе с концом противостояния двух идеологий и распадом СССР. Запуск космической орбитальной станции "Мир" практически совпадает с концом Холодной войны и объявлением Конца Истории. Реализация "Мира" становится началом дематериализации коммунизма. Сегодня станция "Мир" воспринимается в катастрофической перспективе, свойственной современным массовым предствлениям о "конце мира", "конце тысячелетия", то есть о "конце Больших Рассказов". Символическое значение российской орбитальной станции "Мир" для проекта "Мир": сделано в ХХ веке" заключается в том, что, само существование станции позволяет символически описывать завершившиеся процессы нашего мира не из умозрительного пространства, а из вынесенной за пределы земной поверхности точки, сделанной в ХХ веке руками землян станции. Метафорически в павильоне С.Бугаева это отражается в многоканальной непрерывной трансляции мировых новостей, создающих эффект телеприсутствия, отрыва от конкретной территории.

На протяжении ХХ века освоение космоса осуществляется одновременно на двух уровнях: реального и символического. В орбитальной космической станции "Мир", сделанной в ХХ века, сходятся все типы Больших Рассказов нашего столетия.

Сергей Анатольевич Бугаев (Африка)

Род. В 1966 в Новороссийске.
С начала 1980-х в качестве барабанщика и шоу-мена работает с группами "Аквариум", "Кино", "Звуки Му", c оркестром Сергея Курехина "Популярная механика". С1982 входит в группу "Новые художники", активно участвует в выставочной деятельности. В 1988 снимается в главной роли в кинофильме режиссера Сергея Соловьева "АССА". В тотм же году встречается с композитором Джоном Кейджем, после чего в 1989 создает дизайн костюмов к балету Мерса Каннигхема "August Pace". В 1990 участвует в международном проекте " Территория искусства" в ГРМ. Под руководством Понтюса Хюльтена проходит стажировку в Школе пластических искусств в Париже. С 1991 один из редакторов научно-исследовательского журнала по вопросам современного искусства, философии и психиатрии " Кабинет", участвует в выставке журнала "Кабинет" в Стеделийк музее (1997, Амстердам), с 1993 член Крымской Ассоциации Психологов, Психиаторов и Психотерапевтов. С 1998 помощник члена Государственной Думы Юрия Щекочихина.

Избранные персональные выставки:
"Дональдеструкция" (Музей Ленина, Ленинград,1991), "Afrika" (Fisher Gallery University of Southern California Los Angeles, 1992; Queens Museum of Art, Queens, New York, 1992; Wexner Center for the Arts, Ohio State Unicersity, Columbus, Ohaio, 1993); "Крымания", Венский Музей прикладного искусства, 1995; "Эволюция образа", ГРМ, 1996 (совместно с финскими художниками Томми Гренлундом и Петтери Нисуненом); "Доктор и пациент. Память и амнезия", Художественный музей в Пори, Финляндия, 1996 (совместно с французско-израильской художницей и психоаналитиком Брахой Лихтенберг-Эттингер).

Избранная литература:
- Margarita Tupitsyn. Margins of Soviet Art. Socialist Realism to the Present. Giancarlo Politi Editore,1989, p.131-132.
- Alexander Borovsky. The Leningrad Experience. В каталоге: In the USSR and Beyond, Stedelijk Museum, Amsterdam, 1990, pp.29-35.
- Юрген Хартен. Советское искусство около 1990 года. Каталог выставки. DuMont, 1991
- Andrew Solomon. The Irony Tower (Sowiet Artists in a Time of Glasnost), Alfred A.Knopf, New York, 1991.
- Dan Cameron. See You in St.Petersburg, Art & Auction, october 1991, pp.104-106.
- Александр Боровский. Двадцать пятая станция. В каталоге: Йозеф Бойс. Внутренняя Монголия. 1992. Государственный Русский музей, СПб., c.21.
- Afrika. Каталог выставки. Fisher Gallery, 1992.
- Sergei Bugaev Afrika. Rebus. Avant-Garde. Moscow, 1994.
- Olesia Turkina & Viktor Mazin. The new dis-order summarised in St.Petersburg. Post-Soviet art and architecture. Academy Editions, 1994, pp.81-93.
- Сергей Бугаев Африка. Крымания. Иконы, монументы, мазафака. Каталог выставки. Австрийский Музей Прикладного искусства. 1995, Cantz Verlag.
- Эволюция образа: свет, звук, материал. Каталог выставки С.Бугаева, Т.Гренлунда и П.Нисунена. Государственный Русский музей. 1996. Cпб., " Инапресс".
- Rebus II: works on copper. Catalogue. I-20 Gallery, New York, 1997
- Kabinet. A contemporary artist's magazine from St. Petersburg, Stedelijk Museum Amsterdam, SMA Cahier 6, 1997. Catalogue.
- Viktor Mazin. Afrika. Kabinet. An Anthology. INAPRESS, St. Petersburg, The Stedelijk Museum, Amsterdam.

Туркина Олеся Владимировна

Род. в 1961 в Козельске
В1984 окончила исторический факультет ЛГУ, кафедра истории искусств. С 1980 работает в Государственном Русском музее в Ленинграде, с 1991 в Отделе новейших течений Русского музея. С 1991 один из редакторов журнала "Кабинет", с 1993 регулярно печатается в журнале "SIKSI", с 1995 регулярно печатается в "Художественном журнале". Автор нескольких книг и более 100 публикаций в журналах и каталогах по современному искусству. В1997 кураторская стажировка в Нью-Йорке по программе "ArtsLink" в результате победы на конкурсе. С 1997 член художественного совета "ApexArt Studio", Нью-Йорк, и "Chivitella Raineri Сenter", Перуджиа, преподаватель истории современного искусства в Балтийском институте экологии и права (Санкт-Петербург), участник программы лекций по современному искусству ЦСИ Дж.Сороса "Искусство ХХ века. Имена".

C 1990 по 1997 автор ряда концептуальных художественных проектов (более 20 выставок), среди них проекты с участием художника Сергея Анатольевича Бугаева (Африки):

"При закрытых дверях", Государственный Русский музей, 1989; "Геополитика", Российский музей Этнографии, Ленинград (кат.), 1991; St.Petersburg Alter, Museum of the City of Martigny, Swiss (cat.), 1992; Method, Pori Art Museum, Finland, cat.), 1992; К 100-летию со дня рождения Владимира Маяковского, Мраморный дворец, Государственный Русский музей, 1993; Layers. Contemporary collage from St.Petersurg, Fine Arts Gallery, University of Maryland Baltimore County (cat.), 1995; Эволюция образа: свет, звук, материал. Государственный Русский музей (кат.), 1996; Doctor and Patient. Memory and Amnesia. Pori Art Museum, Finland, (cat.), 1996; Kabinet, Stedelijk Museum, Amsterdam (cat.), 1997


ПРОИСХОЖДЕНИЕ ВИДОВ

Куратор - Иосиф Бакштейн

Художники:
- Группа АЕС (Т.Арзамасова, Л.Евзович, Е.Святский) - "Исламский проект - Агентство Путешествий в Будущее".
- Олег Кулик - "Красная Комната".
- Юрий Лейдерман - "Давать имена кефирным грибкам".

Концепция проекта

Название проекта прямо отсылает к главному труду Чарльза Дарвина, полное название которого "Происхождение видов путем естественного отбора или сохранение благоприятствующих пород (races) в борьбе за жизнь". Нам представляется, что обращение к теме этого фундаментального труда, который Осип Мандельштам в статье "Литературный стиль Дарвина" назвал "бесперебойно пульсирующей газетой природы", является сегодня как идеологически, так и эстетически.

Причем особенно в России. Россия - страна социальных (и естественнонаучных) экспериментов, где впервые в истории был поставлен вопрос о создании, выращивании Нового существа, Нового человека, Новой исторической общности. Разумеется, эти процессы происходили искусственным, проектным путем. Хотя, разумеется, имели место и классовые конфликты, и гибель представителей "эксплуататорского класса" в борьбе "за жизнь".

Нам представляется, что "критика антропоцентризма как ложной культурной стратегии", "амбивалентность отношений человека и собаки" у О.Кулика - своего рода реакция и эстетическая критика советского проектного гуманизма, помноженного на эксперименты И.В.Мичурина и Т.Д.Лысенко (с другой стороны, и это мнение известно, иллюстрация положений известной книги дарвиниста Э.Хутона "Почему люди ведут себя как обезьяны и наоборот", 1947).

Именно проектный характер советского мышления, направленный на создание особей с заранее оговоренными свойствами, порождал при всем пиетете к наследию самого Дарвина, к его идеям об изменчивости, наследственности и отборе, прямое отрицание идей "социального дарвинизма", объяснявшего эволюцию общества биологическими законами естественного отбора и борьбы за существование. Тем более, что было совершенно очевидно, что социальный дарвинизм был разновидностью раннекапиталистической идеологии, провозглашавшей конкуренцию и неравенство, суровые законы борьбы за жизнь - необходимыми и даже полезными как для лучших и сильнейших, так и для тех, кто обречен на гибель. (Последний тезис безусловно относится и к социальной ситуации, сложившейся в Современной России).

Во второй половине 20 века вся эта воинственная философия была пересмотрена и радикально заменена на концепцию прав человека, прав меньшинств, прав слабых и беззащитных, т.е. тех, кто социальным дарвинизмом был обречен.

Но мир сегодня не обходится без конфликтов, хотя в конце века, в эпоху "Холодного мира" идеологической и экономической мотивировки возникновения конфликтов уже недостаточно, Лидирующими факторами становятся "Культура и Цивилизация".

И здесь необходимо сказать, что сегодня рецидивом социального дарвинизма стала теория, с которой полемизирует все либеральное человечество (и Арт-мир не исключение), является теория "Столкновения Цивилизаций" Самуэля Хантингтона. Главный и печально знаменитый тезис этой теории гласит - конфликт цивилизаций неразрешим, а главный конфликт разворачивается между Западной Цивилизацией и Исламом,

Может показаться, что "Исламский проект" группы АЕС подтверждает и иллюстрирует Хантингтона, Но при ближайшем рассмотрении становится понятно, что АЕС предлагают "контр-метафору", иронически опровергающую те расхожие клише, которые корыстно эксплуатирует Хантингтон, наподобие провокационного тождества "Фундаментализм - Терроризм".

Художники также полемизируют с репрессивной трактовкой понятия "Политическая корректность", когда человеку по сути дела навязывают его/ее расовую, этническую, гендерную или религиозную идентичность. Реакция на проект прессы Исламских стран показывает, что там видения АЕС рассматриваются как демонстрация вариабельности отношений Исламского мира и Запада: это и агрессия и взаимопонимание, и культурный империализм и сотрудничество.

Можно сказать, что точно также как "Россия есть бессознательное Запада" - по утверждению Б.Гройса, русское искусство есть место, где разворачиваются метафоризируются фантазмы и фобии Западной культуры.

Однако, эволюция, борьба за существование, конфликт цивилизаций - вполне безблагодатный взгляд на проблему "Происхождения Видов". Есть другая, традиционная, но от этого не менее убедительная точка зрения на этот предмет - библейская. Согласно ей, Мир был создан Богом, Бог создал вещи Мира давая им Имена.

На эту теорию опирается в своем проекте Юрий Лейдерман.

Олег КУЛИК
Совместно с Милой Бредихиной
КРАСНАЯ КОМНАТА

Проект исследует действие идеологических механизмов в постидеологическом обществе.

Основные вопросы, затрагиваемые проектом:

- во что выродились/переродились бывшие мощные идеологические механизмы сегодня все более детерриторизирующейся, все более абстрактной Власти?

- можно ли говорить о рождении качественно новых идеологий с "человеческим лицом", например об идеологии поп/масс-культуры?

- позволяет ли постидеологический атомизированный рынок идей инвестировать новые, авторские, игровые идеологии как гомеопатическое средство против реально действующих стратегий соблазна и репрессии, доминирования и контроля?

В качестве игровой авторской идеологии предлагается разрабатываемый нами последние пять лет художественная программа Зоофрения, рассматривающая возможности преодоления антропоцентризма как ложной культурной стратегии. Программа Зоофрения предлагает новые стратегии, политические, экономические, социокультурные (подробнее об этом см. Приложения "Тезисы", "Десять заповедей Зоофрении", "Проект Партии животных" и др.).

В качестве отправной точки, давшей название нашему проекту, взят проект "Рабочего клуба" Александра Родченко для Международной выставки в Париже (1925), так называемая "красная комната", после выставки подаренная Компартии Франции.

Данный проект отсылает к дискуссиям минувшего десятилетия о том, что есть идеология - атрибут сознания, "ложного сознания" или бессознательного, структура человеческого опыта или природная сила, а также к более свежему понятию "культуры как судьбы" (где культура противопоставлена "биологии") и идеям deep ecology, предлагающим в частности коллаборацию с другими биологическими видами.

Описание проекта

Красная Комната представляет собою замкнутое пространство, комнату (240 х 180 х320 см), расположенную в конце темного коридора так, что зрители, подходя к ней, уже издали видят происходящее внутри сквозь прозрачную стену, повернутую к ним. Они видят интенсивное ярко-красное свечение, исходящее сверху и снизу. Зрители внутри находятся между двух плоскостей, как бы излучающих мощное напряжение, их лица и фигуры окрашены изменчивым красным светом (эффект облучения, радиации).

Стены комнаты - экраны, за исключением передней прозрачной стены (# 4), сделанной из стекла, зеркального изнутри (слегка затемненное "зеркало-шпион"), так что все происходящее внутри иллюзорно удваивается. На фронтальной стене (# 1) проецируется черно-белая фотография человека со знаменем, зовущего вперед. Существенно, что впереди, между человеком и индустриальным пейзажем на горизонте - пропасть, различимая не сразу. Знамя окрашено в ярко-красный цвет и как бы полощется на ветру (комьютерная обработка). Ритмично (но в другом ритме, чем знамя) движутся вперед-назад собаки, пристроившиеся к ногам человека, имитируя половой акт. В том же ритме вверх-вниз движутся птицы над знаменем. Стилистика этого имиджа отсылает к стилистике массовых открыток и политических плакатов. Апогей политической страсти человека перверсируется подчеркнуто приватным поведением животных.

На стене-экране # 2 (справа) демонстрируется видеосюжет, где английский бульдог в приватной атмосфере ритмично, закатывая глаза, находясь в эротической прострации, сосет ткань (черно-белое изображение, ткань окрашена в тот же ярко-красный цвет).

Напротив, видеосюжет с бойцовой собакой, которая повисла на ткани и рвет ее, раскачиваясь вправо-влево. Ее движение напоминает бессознательный исступленный танец со своим сложным ритмом (изображение черно-белое, ткань красная).

Светящиеся красным потолок и пол комнаты несут особую смысловую нагрузку - это "сакральная" территория идеологического, территория его неверифицируемых истоков. Здесь нет нарратива. На верхнем экране происходит странное движение неких фрагментов, он кажется нам - главный конфликт сферы идеологического.

Подсвечиваемый справа и слева красными прожекторами пол Красной Комнаты лишен какого-либо сюжета, кроме движения по нему зрителей и их теней.

Важным моментом является конфликт внутреннего и внешнего восприятия пространства: снаружи все выглядит гармонично, идеализированно, внутри зритель поневоле вовлечен в забавность происходящего, с одной стороны, а с другой, инфильтрован в тревожный, неуютный контекст красного.

Тревожность усиливается саунд-треком реальных действий собак (ритмичным чмоканьем, яростным рычанием и повизгиванием), хлопаньем птичьих крыльев, звуком хлопающего на ветру знамени, звуками такими тихими и неясно откуда исходящими, что они кажутся звуковой галлюцинацией.

Техническое описание

Выстраивается комната, где три стены-экрана смыкаются друг с другом, а четвертая (прозрачно-зеркальная) отстоит от них спереди, образуя два входа по 60 см, справа и слева. Потолок-экран отстоит от стен на 60 см, и это дает возможность размещения за стенами сбоку видеопроекторов с системой зеркал для проецирования всех трех боковых сюжетов - см. рисунок # 1. Верхнее изображение проецируется извне (сверху или сбоку с использованием зеркала). Боковые стены не доходят до полу на 20 см, то есть стоят на угловых опорах, чтобы обеспечить сквозную подсветку пола справа и слева прожекторами с красными фильтрами (в шахматном порядке). Небольшие динамики спрятаны в разных местах комнаты, вверху и внизу.

Примечание. Если позволяет экспозиционное пространство, следует использовать стены как экраны с видеопроекторами, расположенными извне (сверху, справа, слева, сзади), естественно, скрытыми от зрителя. Если пространство ограничено, следует использовать систему передачи изображения посредством зеркал, что несколько сложнее технически

Юрий Лейдерман
"Давать имена кефирным грибкам"


"Кефирные грибки" внешне выглядят как небольшие беловатые комочки извилистых очертаний, плавающие в молоке. Питаясь молоком (т.е. превращая его в кефир), они способны расти, порождать новые "поколения", могут быть перемещаемы из сосуда в сосуд, оставаясь "живыми" неограниченно долго и нуждаясь лишь во все новых порциях свежего молока.

В этом смысле мы можем воспринимать их как индивидуальных живых существ и, например, давать им имена, руководствуясь специальными правилами - наподобие тех, что существуют для породистых собак или лошадей. (Для грибков из одного стакана все имена должны начинаться на одинаковую букву и т.д.) Таким образом своего рода причудливая поэтическая машина называния - равным образом романтическая и банальная - может быть развернута вокруг этих индифферентно плавающих в молоке белых комочков.

В настоящее время есть идея трактовать эти кефирные грибки не как породистых лошадей, а как неких инопланетных существ, астронавтов, изменяющих свои кондиции и облик, перемещающихся из звездолета в звездолет (то бишь, из стакана в стакан), высаживающихся на новые планеты и пр. Некие детали и аксессуары, дополняющие используемую лабораторную посуду, могут подчеркивать подобного рода фантазии. Кроме того, посуду, по которой перемещаются наши грибки, окружают особым образом оформленные на табличках списки имен, краткие отчеты о "приключениях", зарисовки наиболее выдающихся "героев" и т.п.


НОВАЯ АКАДЕМИЯ ИЗЯЩНЫХ ИСКУССТВ

Куратор - Т.П.Новиков
Художник - О.Тобрелутс

Одной из главных заслуг модернизма можно считать уничтожение единого комплекса представлений о прекрасном в европейской культуре. Вавилонское множество художественных диалектов модернизма вынуждает критику все чаще обращаться к признакам, совсем далеким от искусства для облегчения классификаций. Но самоотпиливание сука модернизма не уничтожает до конца древа искусства и нашего желания любоваться его цветами - прекрасным. В этом желании прекрасного - и тайные пристрастия постмодернизма, и истоки экологического подхода к культуре. Откопанные и возрожденные Ренессансом Венеры и Аполлоны ныне спят в хрустальных гробах музеев непробудным сном. Их бы снова открыть, но как? И сможет ли древнегреческий заменить эсперанто? Но альтернатива - красота бутылки кока-колы. Созданные культурные заповедники, наподобие Академий Художеств, давно не воспитывают поклонников прекрасного. Движение за неоакадемизм - отчаянная попытка "зеленых" от культуры.

Сильнейший прессинг американизма в культуре Европы только в последнее время коснулся нашей страны, оказавшейся или совсем к этому не готовой, или давно этого ждавшей. Русская культура американизуется, что ускорит все процессы изменений в культуре и, поставит под угрозу сам факт существования в нашей стране "высокой" культуры.

Европейцы! Еще недавно у нас была великая европейская культура! Еще недавно наши художники могли писать прекрасные картины, наши скульпторы могли ваять прекрасные скульптуры, наши архитекторы могли возводить прекрасные дворцы, наши поэты могли сочинять прекрасные стихи, наши композиторы могли сочинять прекрасную музыку, теперь вся эта культура почти утрачена.

Красота покинувшая искусство, живет в сердцах людей!

Европейцы! Отвратим свой взор от того, что нам теперь подсовывают вместо культуры! Не пора ли нам всем вместе заняться восстановлением утраченных традиций, чтобы быть достойными преемниками наших предков? И тогда мы будем достойны называться европейцами и в следующем тысячелетии!

В состав Новой академии изящных искусств входит много замечательных художников. Пространство предоставленное для выставки не сможет вместить всех достойных представителей нашей организации. Мы предлагаем представлять Новую Академию Изящных Искусств художнику и видео режиссеру Ольги Тобрелутс. Ее работы смогут ознакомить с деятельностью нашей академии.Так же мы планируем провести на открытие лекции 2 профессоров нашей академии и директора Музея Новой Академии Тимура Петровича Новикова.

Для демонстрации видео предоставлены следующие фильмы:

МАНИФЕСТ НЕОАКАДЕМИЗМА
ПОСЛЕДНИЙ ПОДВИГ ГЕРАКЛА
ГОРЕ ОТ УМА
ВЕЧНАЯ МУЗЫКА

Эти фильмы широко известны, участвовали во многих международных видеофестивалях, неоднократно получали премии и призы. "Горе от ума" куплен Калифорнийским институтом кино и используется в качестве учебного пособия.

Для экспозиционного пространства мы предлагаем следующие проекты.

Серия "Подвиги Геракла"

Эта серия 5 дигитальных сибохромов 1мx1м.20 создана по мотивам мифа о Геракле. Используя язык современных технологий Ольга обращает свой взор к классике.

Выстраивая сюжет в фотостудии работая с гримерами, костюмерами соблюдается сюжетная достоверность. Нереальность, сказочность образа достигается с помощью дорисовки на "Silicon Graffik" В видео программе демонстрируется фильм созданный по материалам этой серии.

Серия "Античные модели"

Серия из 6 сибохромов 1м.x1м.50 посвящена античной скульптуре. В 1999г. получила приз "Лучшая Европейская графика" Griffelkunst, Гамбург, Германия.

Серия "Имперские отражения"

Состоит из 7 фотографий 1м.x1м.50.

Современное искусство все больше и больше использует современные технологии. Нам представляется возможность демонстрировать разработки Петербуржской художницы по совмещению классической композиции, традиционного подхода к изложению истории с последними достижениями в области нового медиа.

Кому-то может показаться не актуальным данный проект. Но интерес мирового сообщества к результатам ее поиска говорит об обратном. За последний год на ее работы приходил запрос из множества музеев и фестивалей. Они отмечены многими призами и наградами.




















Главная | Контакты | Поиск | Дневник М. Гельмана



copyright © 1998–2018 guelman.ru
e-mail: gallery@guelman.ru
сопровождение  NOC Service




    Rambler's Top100   Яндекс цитирования 





  подарки женщинам на 8 марта