14.11.2018 




Вы можете не умереть
Михаил Батин, Алексей Турчин
10.12.2013- 15.12.2013

Вы можете не умереть





«Трасса М4. Ростов - Москва» / Современное искусство Ростова-на-Дону





Лес/ Современное искусство Краснодара





Культурный Альянс. Проект Марата Гельмана

Главная | Контакты | Поиск | Дневник М. Гельмана
Русский | Deutsch | English


























Новые деньги


Марат Гельман, Леонид Парфенов, Елена Китаева

1996 год



Автор - Леонид Парфенов
Закончил факультет журналистики Ленинградского университета. Работал в печати и на ТВ Вологодской области. С 1986 г. - на Центральном телевидении. Автор нескольких видеофильмов. 1990-1991 - автор цикла "Намедни" (АТВ). 1991-1993 - автор цикла "Портрет на фоне" (Останкино). С основания телекомпании НТВ - автор и ведущий программы "Намедни" - еженедельных неполитических новостей.
Лауреат премии Союза журналистов, международных и отечественных телефестивалей, многих профессиональных конкурсов.

Художник - Елена Китаева

Галерист - Марат Гельман

Девиз задуманного: России пора иметь достойные деньги, являющиеся подлинным атрибутом государственности. Современный художник сегодня не ангажирован государством, но это вовсе не говорит об отсутствии у него патриотических чувств. Деньги (купюры) - один из мощнейших ресурсов целиком и полностью находящийся в руках государства для управления страной. Суть проекта заключается в том, что ресурс обуславливает форму подачи национальной идеи. Государство имеет власть заставить людей каждый день по много раз соприкасаться с собой только поместив себя на поверхность купюр.

Фрагменты каталога

Екатерина Деготь

Весомый вклад российской культуры в деньги
При виде новых денег можно вздохнуть с облегчением: приятно, что страна представлена не политиками и военачальниками (что могло бы вызвать дипломатические проблемы), а мирными деятелями культуры. Приятно, что обойдены острые углы: тема последней войны дана не в непристойно-мажорной, а в минорной тональности: уход ополченцев на фронт (он иллюстрирует Седьмую симфонию Шостаковича). Да и вообще, новые деньги выглядят так естественно, как будто мы всю жизнь ими пользовались. Их вполне можно рассматривать как выражение народной воли, блестяще угаданной авторами.

Манускрипт - картина - фотомонтаж
Графика старых советских денег носила "средневековый" характер (славянская вязь, причудливый узор). Образцом для подражания служил древний манускрипт: портрет Ленина был заключен в овал и "наложен" на бумагу, да и другие мотивы демонстрировали прежде всего замкнутость и ограниченность. Отсюда и рождаемые купюрами ассоциации: Грановитая палата, Сундуки Скупого рыцаря. Образ этих денег был статичным и по сути дела внеэкономическим. Такие деньги указывают на то, что культура высоко ценит сокровища, рукотворную уникальность и мало - всеобщую проницаемость, открытость и обмен.
Денежная купюра, согласно новейшей моде (например, созданные в последние годы французские, швейцарские, голландские банкноты), не несет в себе ничего средневекового: шрифт прост, никаких виньеток, мотивы свободно встречаются и налагаются друг на друга, как на экране компьютера, в пространстве глобальной коммуникации ѕ ее-то (а не статичные "сокровища)" и символизируют современные деньги. Персонаж находится в бесконечном поле информации. Банкнота не может быть подделана не потому, что уникальна, а потому что высокотехнологична. Узор превращается в растр. Именно эта модель и была взята за основу Еленой Китаевой, так что даже Пушкин с портрета Кипренского выглядит на ее купюрах вполне современно: современен сам "синтаксис" Банкноты.
Создатели предыдущих купюр тоже избавлялись от "средневековости" и славянской вязи. Им на смену в деньгах 1993-го и 1995 годов пришла натуралистическая живопись. От 1993-го к 1995-му в банкнотах увеличивается доля пейзажа, то есть трехмерного пространства, разрушающего плоскость купюры. У банковских билетов появилась "глубина" и "реалистичность". Разумеется, это не был ход лишь стилистический: наши теперешние деньги соответствуют (чуть запоздало) общественной потребности в восстановлении "правды", в преодолении "плоскости". Правда потребовала реализма.
Сегодня наступило всеобщее разочарование в идее правды как отрицание прежнего, советского мифа, и культура повернулась на 180° ѕ к созданию мифа нового. На новых деньгах вместо реалистического пространства ѕ опять плоскость, но не средневековой рукописи, а современного фотомонтажа, газеты, телеэкраны, где и создается новый миф, слагающийся (как всегда и везде) из лиц и имен. Деньги 93-го и 95-го были "пейзажными": им, кстати, соответствует программа переименования московских улиц, которая стерла с карты Москвы почти все исторически значимые имена, вернув названия, данные по именам прежних домовладельцев, и потому совершенно "природные": нижний такой-то, средний такой-то. Эта топография уже сейчас входит в острейшее противоречие с концепцией нового мифотворчества, так что будет, вероятно, компенсирована мощным строительством и установкой монументов, чтобы вернуть имена на улицы города.

Лица новой России, или Кадры решают Леонид Парфенов, который не может ответить за решение проводить или не проводить денежную реформу, пишет, что к задуманным им деньгам в случае чего можно пририсовать нули обратно. Я, однако, сомневаюсь: по своему духу новые деньги отвергают инфляцию и подразумевают стабильность и весомость. Перед нами деньги, обеспеченные самым золотым нашим запасом: вечными ценностями русской культуры.
Многие страны мира изображают на деньгах деятелей культуры. Однако трудно сравнивать проект новых российских денег с французскими или швейцарскими: и та, и другая страна отказались от идеи национального пантеона. Французы (в новой серии банкнот) ограничились ХХ веком и показали людей скорее интернациональных, поскольку они символизируют технологию, которая всегда глобальна: братьев Люмьер, Гюстава Эйфеля, супругов Кюри, Сент-Экзюпери (за ним на банкноте ѕ карта мира). Швейцарцы изображают представителей разных кантонов (иногда они довольно мало известны, как художница Софи Траубер).
России же все еще хочется представить "все". Идея проекта Парфенова состоит в создании общественного легитимированного национального списка "самых-самых". Ради этого даже пришлось "уплотнять" и поместить по два человека на одной купюре, что создает интересный эффект откидного стула, поскольку у банкноты неизбежно есть лицевая и оборотная сторона: Толстой дополнен не столь бесспорным Достоевским, Репин ѕ авангардистским Малевичем, Чайковский ѕ Шостаковичем. Эти белые нитки, может быть, и неплохи ѕ тут видна история формирования пантеона из старой школьной программы и нового телевидения.
Чтобы ни изображалось на купюрах, место той или иной страны в мировом сообществе определяется прежде всего экономически. Проблема России, однако, в том, что экономического места в мировом сообществе у нее пока нет, а к своей идентичности она не относится спокойно. Поэтому и "географические" деньги 1995 года многие ощущаются как недостаточно репрезентативные: пейзажи России ѕ это слишком просто. Хотя иногда география есть решение проблемы: она снимает напряженное желание найти свое лицо. Она воплощает соседство, рядоположенность, равенство. Она по определению интернациональна и децентрализована, что для сосредоточенной на Москве России так важно. Это было бы простым и новым для России решением болезненной проблемы собственной сути.
Проект новых денег соответствует общественному сознанию, которое сегодня ищет "лицо России" в ее культуре ѕ точно так же, как это было в начале ХIХ века. Отсюда и характерные для ХIХ века проблемы, с которыми мы опять сталкиваемся: например "Россия и Запад" (герои, выбранные для нового пантеона, почти все вынуждены демонстрировать свою "идею России", как Гоголь, или "победу над Западом", как Алехин). Или проблемы национализма ѕ этническая сторона героев новых денег слишком культурно маркирована, чтобы оставаться незамеченной (мифическое полуеврейство Репина и украинскость Гоголя не в счет). Несмотря на технологическую внешность, образ неразменного и абсолютного "сокровища" в проекте новых денег все же остался, только это сокровище культурное и национальное. Такие деньги слишком символичны, чтобы быть нормальным фактором экономики, как оно и есть в сегодняшней России с ее иррациональными, совершенно не экономическими ценами.
За символикой новых купюр авторы внимательно следили, стараясь быть справедливыми. Им это блестяще удалось ѕ список не вызывает почти никаких возражений (кроме разве что этнической чистоты). Можно, правда, сомневаться в самой идее составления списка. Может быть, для России было бы лучше на время забыть не только о своих политических лидерах и полководцах, но и о своих гениях и культурных символах. В них силен соблазн тотальности о котором Россия, как больной с опасностью рецидива, всегда должна помнить. Может быть лучше было бы увидеть на деньгах неожиданные лица ѕ Хлебникова или Мандельштама, протопопа Аввакума или Даниила Хармса. Россия будет цивилизованной страной тогда, когда обеспечит пространство и для тех культурных явлений, которые не символизируют ее величия и главенства.

Леонид Парфенов

Новые деньги
Этот текст готовился для профильного журнала "Деньги" как попытка совместить стили статьи для каталога и докладной записки на Старую площадь (имеется в виду традиция, а не почтовый адрес). И совместить понятия "проект" как художественная акция и "проект" как предложение, по поводу которого "вынесено решение: принять за основу". О проекте впервые говорилось два с половиной года назад в комментарии программы "Намедни" по поводу введения десятитысячных купюр нового образца. Те десятитысячные успели стать старыми, что является дополнительным аргументом в пользу проекта.

I.

Вид наших денег не устраивает никого. Самые распространенные оценки ѕ от раздумчивой "какой-то несерьезный вид" до категоричной "просто фантики" при поминании добрым словом советских ассигнаций, выглядевших "настоящими". Попытки повторения их изобразительного ряда на купюрах эмиссии 1993 года оказались жалким подражанием. Вообще, виды Кремля на банкнотах слишком прочно связаны с образом СССР, чтобы их в ближайшее время можно было использовать в качестве главной российской символики. Еще более неудачным представляется изображение скал и ГЭС на купюрах 1995 года. К тому же на них вновь воспроизведен ощипанный двуглавый орел (полумера времен поиска замены серпу и молоту) - даже если его посчитать эмблемой Центробанка (?!), то таковая не может быть профанацией официального государственного герба страны.
Параллельное существование двух образцов всех тысячных банкнот приводит к путанице при расчетах. Российские ассигнации неузнаваемы; в виде монет все еще имеют хождение десятки и даже единицы рублей, ценность которых сейчас составляет тысячные доли советской копейки. Необходимость упорядочивания системы дензнаков столь очевидна, что нынешний хаос порой кажется устроенным умышленно перед принятием каких-то кардинальных мер. По прежнему опыту наиболее вероятными выглядят либо хрущевская деноминация (зачеркивание нулей - видимо, трех) либо павловско-геращенковский обмен (прекращение хождения сравнительно старых банкнот при срочном обмене их на сравнительно новые). Во втором случае представляется оправданной отмена всех нынешних металлических денег за ненадобностью и превращения в монеты ста, двухсот и пятисот рублей.
Но проведение той или другой реформы (или непроведение никакой) не отменяет задачи создания новых российских ассигнаций, могущих претендовать на продолжительный срок хождения.
Главный фактор, актуализирующий проект - осознание Россией своей новой державности. Сравнительная стабильность рубля и превращение его в почти "твердоконвертируемую валюту", то есть в настоящие деньги - в числе источников нынешнего чувства национальной гордости. С началом котировок рубля на биржах Польши и Финляндии начинается выход российской валюты в мир. России пора иметь достойные деньги, являющиеся атрибутом государственности.

Проект Новые деньги предполагает
при сохранении нынешнего размера основных тысячных купюр (100 х 65 мм; советские были гораздо меньше ѕ 100 Х 50 мм)
и восстановлении ставших традиционными легко различимых цветов советских банкнот эмиссии 1961 года, создание образцов новых бумажных дензнаков с портретами великих россиян.

II.
Практически всю историю своего выпуска отечественные купюры печатались с портретами. Того же правила придерживаются при изготовлении знаков основных мировых валют. Показателен пример французского франка ѕ последнего по времени выпуска новых купюр (1933-1994 гг.), к тому же совершенного в стране наиболее близкой к России по своему трепетному отношению к национальному пантеону. 20 Ffr ѕ Дебюсси, 50 Ffr ѕ Экзюпери, 100 Ffr ѕ Делакруа, 200 Ffr ѕ Монтескье (с 1996 г. ѕ Эйфель), 500 Ffr ѕ супруги Кюри.
Тот же ряд: писатели, композиторы, художники, ученые ѕ на марках ФРГ, швейцарских франках, итальянских лирах. Портреты политических деятелей на банкнотах либеральных стран крайне редки. Исключение ѕ доллары США (отцы-основатели и Линкольн), видимо, иллюстрирующие известное убеждение, что это государство всегда было равно самому себе. Прочие страны справедливо считают государственных мужей фигурами слишком небесспорными для изображения на деньгах, воплощающих универсальность всеобщего эквивалента. К бурной российской истории это обстоятельство также вполне относится.
Другое исключение ѕ по другой причине. С одной стороны с банкнот ряда стран ѕ конституционных монархий смотрят лики ныне здравствующих Их величеств ѕ любимых всеми абсолютных символов, чья деятельность бесспорна по причине своей номинальности. На английских фунтах с одной стороны всех банкнот Елизавета, с другой ѕ Диккенс от писателей, Фарадей от ученых и т. д.
Очевидно, на российских рублях должно быть по два портрета. Российский пантеон велик. Существует традиция самой читающей страны с давними гуманитарными приоритетами и особым отношением к духовным ценностям. Кроме того, есть авторитеты, сложившиеся в советский период, и фигуры, лишь сейчас занимающие положенное место. Следует учитывать и то, что в отечественном и западном общественном сознании условные списки "знаменитые великие русские" состоят не из одних и тех же фамилий.
Подходя серьезно, стоит принимать во внимание все эти обстоятельства, и тогда становится невозможным обойтись пятью-шестью персонажами. Из-за хрестоматийного характера всеобщего среднего образования любые рассуждения на тему "кто достоин" имеют зачином "на деньгах должны быть, во-первых, Пушкин и Толстой, потому что без них нельзя". А это уже половина шестичленного списка.
Литературных пар неизбежно получается две. Вообще, уместно следовать отраслевому принципу: кроме логики подбора пар он дает ощущение исчерпывающей инвентаризации ѕ все главные сферы человеческой деятельности отражены. Разумеется, используются самые канонические портреты персонажей. Соответствующий фон иллюстрирует существенные российские феномены. Современной технологией воспроизводится техника гравюры по металлу: волоски, крупный растр и т.п.
При составлении списка имелось в виду проведение деноминации и возврат к структуре "бумажной денежной массы" советского периода.
Если же существующий масштаб (все ассигнации ѕ тысячи) будет сохранен, то при использовании тех же традиционных цветов может быть пять (как сейчас) или шесть банкнот (при введении двухсоттысячной купюры ѕ "запас" на инфляцию, да и сегодня уже оправдано существование крупнейшей национальной банкноты, эквивалентной 35$).
Представляется, что сюжеты, составляющие основу изображений на ассигнациях, охватывают разнообразие самых значительных проявлений русскости: обе столицы, Волга, Отечественная война, провинция, авангард, водка, балет, космос.
Нуждается в пояснении выбор ряда персонажей. Гоголь ѕ кроме всего прочего ѕ как русский классик-украинец символизирует двуединство народов-сиамских близнецов. Менделеев, в отличие от "главного ученого" Ломоносова ѕ обладатель бесспорного приоритета: его Периодическая система служит единственным в мире химическим классификатором. К тому же заманчиво отразить важнейшее прикладное открытие Менделеева: оптимальную крепость 40 градусов, ориентир при выпуске водки в любой стране.
Широко и абсолютно бесспорными фигурами представлен советский период: Шостакович ѕ самый исполняемый классический композитор ХХ века, Гагарин ѕ народный герой и всемирный первопроходец, великая балерина Уланова, Яшин ѕ лучший вратарь в истории футбола, неизменно включаемый в символическую сборную "всех времен и народов". Оборотная сторона "спортивной ассигнации" отдана другой популярнейшей игре ѕ шахматам, в который СССР и Россия лидируют последние полвека. Александр Алехин ѕ единственный непобежденный чемпион мира, один из двух шахматистов (второй - обыгранный им Капабланка), которых принято называть гениальными. Алехин же и Шаляпин представляют русское зарубежье.
Малевич ѕ отец русского и мирового авангарда, изменивший своим "Черным квадратом" все последующее развитие искусства ѕ может показаться самой дебатируемой персоной. Но, во-первых, он отчасти "уравновешивается" Репиным, нарицательным отечественным живописцем. Во-вторых, сведение русского искусства к одному лишь реализму (второй на ассигнации, например, Суриков, или Левитан, или Перов и т. п.) ѕ упрощение даже для денег. В-третьих, не следует преувеличивать риск возможного отгорожения: за последние годы СМИ приучили даже самую широкую публику к существованию искусства, в котором "все не как в жизни". В-четвертых, стоит вернуться к исходной задаче. Реализуем мы современный (1997 года) проект или хотим воплотить самые расхожие представления "кто должен быть"? Но это будут представления советского массового сознания. Получится список даже не хрестоматийный, а из учебника "Родная речь". Проще простого: Пушкин ѕ Толстой ѕ Репин ѕ Чайковский ѕ Гагарин. Потом из геополитических соображений впишем Гоголя, опять сделав его "членом Политбюро".
Целостного российского массового сознания еще нет, оно только складывается и закладывается, ѕ в том числе и будущими купюрами. От них тоже зависит постсоветский список обязательной классики. Прибавим еще один парафраз к традиционным вариациям: дензнак в России больше, чем дензнак.

Пресса о проекте

"Новые деньги"
Леонид Парфенов "Деньги" N 32 (92)

"Сравнительная стабильность рубля и превращение его в почти "твердоконвертируемую валюту", то есть в настоящие деньги - в числе источников нынешнего чувства национальной гордости. С началом котировок рубля на биржах Польши Финляндии начинается выход российской валюты в мир. России пора иметь достойные деньги, являющиеся подлинным атрибутом государственности.
Деньги (купюры) - один из мощнейших ресурсов, целиком и полностью находящийся в руках государства, для управления страной. Мы уверены в том, что форма подачи национальной идеи должна соответствовать инструментам с помощью которых она будет доноситься до каждого".

"Они уже есть"
М. Гельман "Деньги" N 33 (93)

"Деньги (купюры) - один из мощнейших ресурсов целиком и полностью находящийся в руках государства для управления страной. Суть проекта заключается в том, что ресурс обуславливает форму подачи национальной идеи. Государство имеет власть заставить людей каждый день по много раз соприкасаться с собой только поместив себя на поверхность купюр.
Современный художник сегодня не ангажирован государством, но это вовсе не говорит об отсутствии у него патриотических чувств"

"Как вам новые деньги"
"Деньги" N 34 (94)

"Росссийские патриоты смогут, наконец, испытать гордость и за внешний вид новых банкнот: по информации просочившийся из ФСБ, место серо-буро зеленый городов займут деятели российской культуры: Достоевский, Толстой, Малевич и Репин".

Ирина Антонова, директор государственного музея изобразительных искусств им. А.С. Пушкина
Из выступления на презентации проекта "Новые деньги" в гостинице "Савой"

"Я думаю проект очень русский, это могли затеять только идеалисты: творить новые деньги в то время, когда и старых-то никому не хватает. Я вижу в этом огромный, никому в мире не понятный оптимизм, надежду, что все будет хорошо. В самом деле, если нет хлеба, почему бы не питаться пирожными? С художественной точки зрения мне все это кажется очень удачным..."

"Разговор с поэтом о фининспекции"
Дмитрий Людмирский "Деньги" N 39 (99)

"Деньги с человеческим лицом"
Марина Колдобская "Новое время" N 52/96

"Компьютеры для дизайна"
PC WEEK N 1 (75)
"... галерея представила проект новых денежных купюр..."

"Правда", N 124, 15 декабря 1996
"Галерея Марата Гельмана представила в залах Государственной Третьяковской галереи проект "Новые деньги". На ассигнациях - портреты великих россиян, цвета банкнот соответствуют тем, которые были на деньгах эмиссии 1961 года"

"Деньги как компромат на современное искусство"
Федор Ромер "Независимая газета" 19 декабря 1996

"Превращение текста в элегантные шорты"
Вячеслав Курицын "Независимая газета" 19 деккабря 1996

"Закружились бесы разны..."
Валерий Мильдон "Независимая газета", 17.09.96

"В России грядет денежная реформа"
Виктор Кузьмин "Независимая газета", 12.09.96

"Новые деньги о главном"
Миша Липман "Итоги", 1 октября 1996
"Проект "Новые деньги", осуществляемый г-ном Парфеновым совместно с галеристом Маратом Гельманом и художником Еленой Китаевой, выстраивает национальный миф и стиль путем "создания образцов новых бумажный дензнаков с портретами великих россиян"

"Не ждите новых денег, господа !"
Михаил Бергер "Известия", 14.09.96
"Появившиеся в прессе намеки на возможность какого-то варианта денежной реформы или замены денег на новые, с меньшим количеством нулей (проще говоря деноминация), взволновали не только простых граждан, но и Центральный банк"

"Гоголь в заначке"
"Лица" N 5, ноябрь 1996"

Alexander Jakimovitch
"Neue bildemde Kunst chronik", Febr-March, 1/97

"Artists Tout Culture Heroes as New Face of Cash"
Julia Shargorodska "The Moscow Times", October 22, 1996

"Redesigning the Ruble"
Konstantin Akinsha "Art News", November 1996

А. Соколянский, "Профиль", N 18, декабрь 1996

"Обозреватель "М-Э" готовится к казни на Красной площади"
Дудинский Игорь, Мегаполис-экспресс N 36, 1996

"Намедни Парфенов "нарисовал" деньги"
Роман Эрдин, Комсомольская правда, 25.09.96

"Весомый вклад российской культуры в деньги"
Екатерина Деготь, Коммерсантъ-DAILY, N 154, 17.09.96
"При виде новых денег можно вздохнуть с облегчением: приятно, что страна представлена не политиками и военачальниками (что могло бы вызвать дипломатические проблемы), а мирными деятелями культуры. Приятно, что обйдены остые углы: тема последней войны дана не в непристойно мажорной, а в минорной тональности: уход ополченцев на фронт (он иллястрирует Седьмую симфонию Шостаковича). Да и вообще, новые деньги выглядят так естественно, как будто мы всю жизнь ими пользовались. Их вполне можно рассматривать как выражение народной воли блестяще угаданной авторами"
"Россия будет цивилизованной страной тогда, когда обеспечит пространство и для тех культурных явлений, которые не символизируют ее величия и главенства"

"Что было на неделе"
Александр Тимофеевский "Коммерсантъ - DAILY" N 153
"... главное культурное событие недели... с которым знакомил Марат Гельман... "Само событие обнародовал журнал "Деньги", опубликовавший манифест Леонида Парфенова о разработанной им атрибутике новых дензнаков. На новых деньгах, деноминированных в тысячу раз художница Елена Китаева изобразила с разных сторон семи купюр Чайковского с Шостаковичем, Менделеева с Гагариным, Алехина с Яшиным, Уланову с Шаляпиным, Пушкина с Гоголем, Толстого с Достоевским и Репина с Малевичем"

"Коммерсантъ - DAILY" N 180. 23.10.96
"... французские деньги вдохновляли телеведущего Леонида Парфенова и художницу Елену Китаеву, предложивший свой проект российских банкнот с портретами деятелей отечественной культуры"

"Уберите Пушкина с денег"
Коммерсантъ-Daily, N 153, 14.09.96

"Эскизы художников еще не повод для деноминации"
Коммерсант- DAILY, N 153,

"Дензнак в России больше, чем дензнак"
Ирина Петровская "Известия", 14 сентября 1996
"Популярный телеведущий Леонид Парфенов придумал ...новые деньги. Прозорливые наблюдатели из некоторых изданий не замедлили намекнуть: сие, мол, отчасти подтверждает слухи о том, что в России грядет денежная реформа с деноминацией (зачеркиванием нулей) отечественной валюты"

"Рисовальщики денег"
Наталья Селиванова "Культура", 21 сентября 1996
"Для граждан России иметь дело с купюрами узаконившими интеллектуальные и личностные вклады в престиж страны, - есть не что иное, как момент сопричастности отечественной истории и утверждение примет, быть может, даже личной гордости за Родину без иронии и кавычек. Кроме того, Гельман убежден, что с введением в оборот новых купюр наш рубль быстрее станет конвертируемым: "Красивая купюра повышает номинал"

"Диктатура Пошлости"
"Завтра", N 40 (148)

"Russie: "le rouble lourd" jette le trouble"
I. de Chikoff, Figaro, 1.10.96

"Низы не могут платить старыми"
Александр Морозов "Московский комсомолец", 14.09.96

"New currency sports histiric figures, fewer zeros"
Karl Emerick Hanuska "Moscow Tribune", September 13, 1996



















Главная | Контакты | Поиск | Дневник М. Гельмана



copyright © 1998–2018 guelman.ru
e-mail: gallery@guelman.ru
сопровождение  NOC Service




    Rambler's Top100   Яндекс цитирования 





  итальянские стулья мебель