М А К С И М К А № 5

Победителей не судят
Елена Невердовская

"Игра".Выставка пяти финских художников. Арт - центр "Борей". 5.10 - 23.10.99

Обучение игре вне старых правил
Художник, монтирующий собственную выставку, оказывается в одиночестве в белых чистых пространствах галереи и испытывает почти религиозный страх и трепет, чувствуя себя полным ничтожеством - как под сводами готического собора: не вбивай в стену гвозди! не завешивай окон! не пачкай побелку! Таких "не" может быть сколь угодно много, так что у самого творца вполне может появиться ощущение, что он в этом святом месте попросту лишний. И надо же пяти финским художникам было иметь смелость надругаться над "сакральностью" места - выкрасить стены "Мраморного зала" в красный цвет. Посетитель безмерно счастлив: он попал не в клинику - он попал в дом. На выложенных в виде шахматного поля фрагментах цветного пола, перекрывающих обычный серый камень, рассыпаны деревянные кубики, шелковые подушки соблазнительно брошены возле "Мехового табурета" (объект Сари Пойярви, пластмассовый табурет, мех), из левого угла доносится знакомый телевизионный голос. "Вот это игра!" - он пальцем царапает стену, не веря своим глазам. Воодушевленный таким началом, зритель шагает в другие залы, где продолжается игра без старых правил.

Игра=искусство
"Ремонт" (инсталляция Марьюкки Корхонен) - возможность становления другой физической реальности, нахождение на границе того, что уже не существует, и того, что еще не возникло. Стена, как чешуей, покрытая раздуваемой вентилятором фольгой, стропила, деревянная стружка. Дерево, металл, звук. "Игра = угроза". Стереографическое присутствие нереальной "Воллмилх" (стереослайд Лауры Белофф) и непонятное, как бессмысленная проделка, разыгрывание ситуации освещенности с помощью пакета молока "Vollmilch" и осколков зеркала: "Тень на полу Гертнерштрассе,13", "Электрический свет на столе гостиной Гертнерштрассе,13", "Солнце на подоконнике, Гертнерштрассе,13". "Игра = случай". Маленькие выведенные одной линией человечки, сжимающие игрушечные пистолеты, или облизывающие розовые чупа-чупс. Схематичная, чистого цвета живопись Кирсти Йокелаинен почти смешит своим заигрыванием с повседневными событиями вроде утреннего кофе с шоколадным пончиком, купания в ванне с резиновым утенком, одевания-раздевания с мужчиной и женщиной. "Игра=конфликт". "Склад гончара" (инсталляция Норы Таппер) ничего не знает о будущем, он возвращает чувство покоя, как прошедший ремесленный день. Материальность керамических черепков, запах некрашеного дерева. "Игра=счастье". Осчастливленный посетитель понял, что есть свободная деятельность по установленным правилам, это - "Игра=роль". Он сыграл свою роль благодарного зрителя и почтительного ученика. И как истинный поклонник унес в кармане каталог выставки, сделанный в виде колоды карт.

Игра по собственным правилам
"Критика условий искусства и разборка и изменение игровых стратегий и традиций является целью новых игроков", - пишет в статье каталога Анна-Мари Вянскя, и в этом смысле наибольшей удачей выставки можно считать сам каталог, представляющий собой набор отдельных открыток с фотографиями или текстами, размером чуть больше игральной колоды. То, что изображения случайным образом тасуются, выстраиваются в различные смысловые цепочки и создает атмосферу игры, свободного выбора. Но помимо интеллектуальной составляющей, такая свобода имеет еще и эмоциональную - она дает возможность насладиться самим процессом: решением раскладывающихся художественных пасьянсов. И что особенно удивительно - можно получать удовольствие и от чтения текста с бесконечным количеством ошибок и опечаток. (Странно было бы предположить, что такая орфография могла входить в планы художников). Этот местами загадочный текст читается, как ноэма: " В одновременно женщина как проигратель раз за разом упала объектом, пассивной личностью, музой на диване в ателье гениального жудожника после игры." (Из главы "Старые правила" текста каталога Анна-Мари Вянскя). Про красные стены "Мраморного зала" можно сказать, что это - второй удачный ход, освобождающий не только художника, но и зрителя от унизительной роли временного пришельца, дающий возможность осознать себя равным противником этой нерушимой крепости - галереи. Противником, имеющим право не только поместить свое оружие на временно отвоеванной территории, но и способным изменить саму цитадель в соответствии со своей художественной стратегией.

М А К С И М К А № 5