СОВРЕМЕННАЯ РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА
с Вячеславом Курицыным



КУРИЦЫНweekly выпуск 21 20.05.99


ШАБУРОВ В СЕТИ!
Роман "Анна Каренина-2" написать. Где Анна Каренина - выжившая из-под поезда, выжившая из ума, безумная безногая старушенция - ездит на инвалидной коляске по Петербургу и, как граф Монте-Кристо, вырезает всех своих прежних мужиков.
Осенью этого года в "Спайдермаусгалерее" была выставка Александра Шабурова "Березовский концептуалист". Рецензию на нее я хотел назвать "Шабуров в городе". Типа - атас. Но решил приберечь этот заголовок до дня переезда Шабурова из Е-бурга в Москву - появляясь где бы то ни было, этот человек быстро создает вокруг себя изрядный шухер, и атас тут лишним не будет. В Эмск Шабуров пока не перебрался (и хорошо, спокойнее без него), но зато появился в сети - благодаря Сергею Тетерину, открывшему Шабуровский фан-клуб и соответствующий сайт.
Шабуров представлен там не как художник, а как писатель - менее сильная, но тоже изрядная его ипостась. Выставлены три "романа" (на деле это циклы коротеньких текстов) - отличное чтиво. Продолжение последует - для Гельмана Шабуров делает сайтуху про современное искусство Екатеринбурга, и у меня тоже какие-то планы с ним связаны. Ну и картинки сегодня шабуровские в уикли.
В троллейбусе вместе с бабушкой едет мальчик, у которого голова замотана полотенцем - наподобие чалмы. Старушки вокруг дивятся и спрашивают, что это у него на голове. А он вместо ответа кокетничает:
- А отгадайте, - говорит, - царевич я или королевич?
- КОЗЕЛ ты, а не КОРОЛЕВИЧ! - говорит в сердцах его бабушка.
Оказывается, он надел на голову хрустальную вазу, и его везут к хирургу - эту вазу снимать.


СОМНАНБУЛИЧЕСКИЙ ПАРАДИЗ
К лучшему: это ты, ни за что не держишься,
Оnlу уоu (в такси, во тьме), только ты.
Быстро, как яд по воде, перекашивает от нежности
Неопределенные черты.

О, не стой же в глуши над душой, за спиной, закажи забвение,
Сомнамбулический парадиз.
И кораблик, и рыбку златую пущу по вене я
В поисках сладких грез, заводных небес, sеvеn sеаs.

Так пишет волшебная воронежская виршеплетка Фанайлова - покачайтесь на этом ритме. На ее странице у Кузьмина обновления - стихи, печатавшиеся в разные годы в "Знамени".
Еще у Кузьмина открылись страницы Виктора Летцева, лауреата премии А.Белого и - несколько неожиданно - Евгения Рейна.

ЕЩЕ ЧЕТЫРЕ ДНЯ ДЛЯ ЧЕТЫРЕХ ИСТОРИЙ
Конкурс затянулся, пора познать честь. Как писал однажды не помню по какому поводу Илья Алексеев, "и тут все стало сворачивать свою лавочку". Представлено уже 17 работ. Давайте до 23, до воскресенья, зырнув условия в этом выпуске, а уточнение про призы в этом, присылайте свои версии. А в следующий раз я в совокупности с блестящим Фраем подведу итоги.

ФРАЙ О БЕНДЕРЕ
Не только интересно о Ильфе-Петрове Макс пишет, но и отличнейшую историю про Петрова из "Огонька" цитирует.

ТУЧКОВ О ЯРКЕВИЧЕ
"Отправляясь на прогулку, прозаик Игорь Яркевич неизменно бывает обосран голубями с ног до головы" - пишет один член Списка Ста о другом члене Списка Ста.

ПУСТОЕ: СОДОМИЯ И ГЕНЕРЕЙШЕНЫ
Сцена в Шереметьеве-дъва. Хочет чета книжку в дорогу. Лотошница говорит: Пелевина вот возьмите "Генерейшен". Женщина заинтересованно (может, слышала краем уха): "А что это?". Лотошница: "Про этих про наших про современных". - "Про кого про современных?" - "Про генерэйшен современных. Вроде Тополя про Красную площадь". Женщина полистала, купила. За 70 рублей (ну, Шереметьево).
Про Пелевина и Кр.площадь еще такая была тема. Паша Басинский (выведенный в "Поколении" как обозреватель Бисинский из рекламы "Гуччи" в сортире; отличный фрагмент; а вообще он состоит у нас в Сотне) написал в "Литгазете" какую-то чушь про "Чапаева и Пустоту". Он, в общем, всегда пишет чушь, но очень энергично. А Пелевин по этому поводу возмущался: "Он про меня так написал, будто я съел труп Ахматовой, а потом вступил с Владимиром Сорокиным акт содомии на Красной площади". Хотя Басинский написал всего лишь, что Пелевин похож на кактус.
Ругает Пелевина и И.Котин в гестбуке моем - за "Поколение П" - прямо-таки шедевр брани. Жемчужиной будет нашей коллекции. Алексрома сочинил на "Поколение" пародию. А на "Чапаева и Пустоту" Алекс Экслер написал пародию, называется "Вини-Пух и Пятак". Длинновато, и вообще не лучшее сочинение Экслера.


ГАЛКОВСКИЙ КЛОНИРУЕТ СОРОКИНА
В гест-буке Н написал такой чудесный этюд о Галковском и Сорокине... О том, какие у Галковского пассажи в стиле Сорокина бывают. "Лужков выходит на костылях и съедает тухлую летучую мышь. Борис Николаевич в плавках и акваланге папановым кувыркается в прозрачной цистерне со спиртом." Перекладываем текстик этот в "Черную сотню", тем более что она давно ничем не пополнялась.

ПУШКИН ВЫСОКО НЕ МЕТИЛ
В третьем номере "Дружбы народов" - перевод Генрихом Сапгиром французских стишков Пушкина. Вот игривое из 1821 года, с невесть откуда взявшимся в русском варианте "синим оком":

***
J'ai possede maitresse honnete.
Je la servais comme il lui faut,
Mais je n'ai point tourne de tete, -
Je n'ai jamais vise si haut.

Она строга и синеока.
Я деве преданно служил,
Но головы ей не кружил, -
Я и не метил так высоко.


НЕ САЛОМ ЕДИНЫМ
Пока все читают "Голубое сало", букеровский лауреат Азольский опубликовал в той же "ДН" роман "Кровь". Начинается сценами в фашистском окопе во время войны с нами.
"за пленницу дружно заступились ветераны: не выдержит одна баба, даже если она и русская, сорок пять мужиков сразу, и нужна не только строгая очередность, но и перерывы - для обмыва и просушки презервативов (известно было, что кое-кто подцепил трипперочек). Более хозяйственные и разумные предлагали сводный вариант:
нет, всем сразу, пока санитарка не отдаст богу душу, а затем - испечь ее. Мысль нашла приверженцев, другой список составили - кому какая часть женского тела достанется на жаркое: Гейнц, как самый умный, получит лакомый кусочек..."


Как всегда у Азольского, тугое плотское письмо. Потом мутится какая-то лихая история, на которые этот автор тоже мастак. Я непременно прочту и вам советую.

МАСТЕР ИЛИ НЕ МАСТЕР?
Алексей Шульгин написал манифест, в котором требует от художников, чтобы они мастерами не становились, а Тетерин сомневается, что нужно было такое писать.