СОВРЕМЕННАЯ РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА
с Вячеславом Курицыным



КУРИЦЫНweekly выпуск 57 24.05.2000
  • "Дебют": премия литераторам до 25 лет - пять раз по $ 2000
  • "Марі, шотляндці все ж таки х…": Бродский на украинском
  • "Я видел Бродского в гробу": стихи А.Верникова
  • Кот Бродского
  • Премия "Улов"
  • Роман Кононова, повесть Володина
  • Однословия Эпштейна
  • Майзель о Болмате

25 = 2 х 5

Завтра будет объявлено об учреждении новой литературной премии. Называется она "Дебют", будет вручаться по пяти номинациям - большая проза, малая проза, большая поэзия, малая поэзия, драматургия. Каждый из лауреатов отгребет по две тысячи долларов. В жюри пять человек: прозаики Ольга Славникова и Дмитрий Липскеров, канадско-казахский поэт Бахыт Кенжеев, Вячеслав Курицын, то есть я, и еще один человек, имя которого пока неизвестно. Все подробности - в том числе, самую главную, как принять участие в конкурсе - можно прочесть 26 мая в "Вестях" в выпуске "Курицын по-четным".

БРОДСКОМУ 60 ЛЕТ

Марі, шотляндці все ж таки хуї.
Кому з усій строкатої родини
примарилось, що рипнешся з картини
та будеш жвавити, як мумія, гаї?

Все двадцать "Сонетов к Марии Стюарт" перевел на хохляцкую мову Константин Донин, киевский житель, редактор большой тамошней экономической газеты: это первый вам подарок на юбилей нобелиата.

Второй: фотография кота Бродского по имени Миссисипи, сделанная тем же Константином Дониным. Помните, в перестройку вышла в Талинне едва не первая книжица Бродского, и он был там изображен на обложке с этим самым котом? Тогда еще поэт Межиров сильно ругался в "ЛГ": как это серьезный человек может позволить себе на обложку с котом. Ан все как обернулось: Бродский умер, а кот жив, кот ест рыбу, а в случае Бродского едва ли не наоборот.

Я видел Бродского в гробу
Волшебному благодаря грибу,
За добрых тридевять земель
От места тризны обретённу -
Он так же Жукова видал,
Он той же мощью обладал,
Судебным ангелом летал
К лафету многаждызнамённу.


Так пишет в "Знамени" Александр Верников, - выдающиеся стихи, по-моему, совершенно бродской силы.

"Как ты думаешь, а правда ли это, - тут слухи ходят, что когда Бродский скончался, Пригов с Рубинштейном где-то поднимали тост за то, что "наконец-то этот жидяра помер"?

А этот слух на сайте Левина сообщает Михаил Сухотин, чтобы тут же добавить, что он в этот слух не верит. Ну, зная-то Пригова и Рубинштейна…

ОТВЛЕЧЕННЫЙ "УЛОВ"

Завершился конкурс "Улов". Там две номинации: проза и поэзия. В прозе предпочтения жюри мягко легли мне на сердце. На первом месте - "Верховский и сын" - рассказ Леонида Костюкова. Это странный весьма сочинитель, который большей частью пишет невзрачно, но иногда выдает удивительные тютельки: рассказ-лауреат из таких, хотя немножко перетянут. Загляните, не пожалеете.

Второе и третье места заняли тексты Николая Кононова "Воплощение Леонида" и Владимира Коробова "Дальневосточные экспедиции князя Э.Э.Ухтомского". Тоже весьма качественные сочинения.

О поэзии высказываться не стану, и список участников, и список победителей мне показались… гм.. хм.. странноватыми. Смотрите сами.

Что еще: практически все победители пишут или из истории или в отвлеченом времени, текстов про сегодняшний день, увы, почти нет.

САРАТОВСКИЕ ИСЧЕЗНОВЕНИЯ

Упомянутый лауреат Николай Кононов опубликовал в издателстве "ИНАПРЕСС" очень занятный роман "Похороны кузнечика". О нем, о прозе Валерия Володина, о журнале "Волга" - в очередном моем тексте для "ВремениМН":

"Некто средних лет, семейный и благополучный внешне человек, заболевает тягой к исчезновению", - такое начало повести "Исчезнувший" саратовца Валерия Володина (журнал "Волга", № 2-3, 2000) напоминает о французских экзистенциалистах, неплохо известных отечественному читателю, но по каким-то не совсем ясным причинам плохо освоенным нашими писателями. Действительно, дальше пойдет речь о человеке без имени, который одержим странной страстью измерять на неведомых весах степень своего метафизического присутствия во времени и пространстве, "прокручивает многочисленные варианты исчезновения, обретения безымянности".

СБЫВЧИВЫЕ ОДНОСЛОВИЯ

Олег подолгу наблюдал за люблей голубей, черепах и прочих невинных тварей, радуясь, чтоприрода и их не обделила этой радостью

Так, по мнению Михаила Эпштейна, употрелялось бы в языке слово "любля", если бы оно в этом самом языке существовало. Вот уже полтора месяца Эпштейн ведет проект "Дар слова": раз в неделю рассылает желающим неологизм, его толкование, способы его бытования в виртуальных текстах и все такое. До сих пор крыло дара коснулось таких лексем: Однословие, Сбывчивый, Солночь, Равнолюбие, Недочит.

Вы можете подписаться на "Дар слова" или подписать Ваших друзей и коллег, послав по адресу russmne@emory.edu письмо с заголовком dar subscribe.

НЕ ТАРАНТИНО, А РИЧИ С БОЙЛОМ

Если говорить об ассоциациях, не прямых - их я не обнаружил, - а структурных и эстетических, то очень часто вспоминались мне при чтении не менее виртуозные и эклектичные, клиповые и по-британски чернушные "Замок, отмычка и два ствола" Гая Ричи, также апеллирующего не столько к Тарантино, сколько к своему соотечественнику Денни Бойлу, к "Неглубокой могиле" прежде всего.

Это Евгений Майзель в "РЖ" рецензирует роман "Сами по себе".