СОВРЕМЕННАЯ РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА
с Вячеславом Курицыным



КУРИЦЫНweekly выпуск 30 29.07.99


  • слеты фанатов пелевина и фрая пройдут в местах силы
  • что я делал в санта-барбаре?
  • журнал "знамя" печатает донос на б.акунина
  • а также: интервью яркевича на ностальЕжи, странный сайт everLook, лосев у кузьмина, конкурс на худший роман, летопись русской сети от паркера, рассказы уткина


ДРУЗЬЯ!

Подготовка фестиваля "Неофициальная Москва" отнимает у меня 26 часов в день. Кроме того, последние дни я собирал-отправлял ребенка на отдых и краем глаза посматривал на экраны Москинофестиваля. В частности, вчера просмотрел фильм Пичула "Небо в алмазах". Там бандит, которого зовут Антон Палыч Чехов с исполнении комика Фоменко пишет фантастический роман, за который ему дают Нобелевку, мультимиллионерша Алла Сигалова рассекает без штанов, ее сестра Анжелика Варум ставит оперу, а фонтан "Дружба народов" улетает в космос. Все очень красиво снято (Андреем Макаровым) - разные московские места типа моста в Сити или того же ВДНХ искорежены до небесной красоты, похоже на то, как это происходило в "Мечтах идиота"...
Это я к чему - меняю формат новостей пока. Обещаю, однако, что это не лишит вас новых текстов и ссылок. Прежде всего - читайте статью Шуры Тимофеевского из газеты "Московская альтернатива" - это классический текст о том, в каком городе мы должны жить.
Читайте переписку Вернера и Тетерина - Тетерин использовал в своем "Дневнике в стиле Франкенштейн" куски чужих текстов, что породило занятный новый поворот дискуссии об авторском праве.
Старую дискуссию - ту, что вокруг "Сала голубого" - продолжает Евгений Иц в новом литобозрении "ОбсЕрвер."
Великолепный рассказ "Керуэйл" Линор Горалик - о смерти трамвайного контролера. Ссылку обнаружил на "Анти-Тенетах".
Моя рецензия на "Страх и отвращение в лас Вегасе" появилась в "Русском журнале".
Кроме того, в связи с Днем города - выкладываем мой дневник, который я вел в дени 850-летия Москвы и который публиковался в одном месте - в моей книжке "Журналистика".

СЛЕТЫ ФАНАТОВ ПЕЛЕВИНА И ФРАЯ ПРОЙДУТ В МЕСТАХ СИЛЫ

Слеты, о которых шла речь в предыдущем выпуске новостей, уже готовятся. Места назвали сами писатели, совершив таким образом акт силы. За организацию слета фанатов Пелевина (конно-спортивный комплекс в Битце) взялось "Первое свободное поколение" (компания симпатичных молодых людей - в основном, студенты разных вузов). Когда будет точно определена поляна, напечатаем карту и на моем сайте, и на сайте "Неофициальной Москвы", который на днях откроется.

Слет фанатов Фрая состоится на Зеленой улице - так сказал Фрай. Его организацией занимается группа граждан из числа отпетых фанатов. Сейчас они в некотором затруднении - в поле зрения три Зеленых улицы: в Зеленограде, в Павшино и в глубочайшей заднице где-то за Кузьминками. Зеленую улицу в Павшино я даже посетил в прошлую субботу - шестьдесят домов, можно пройти между демонстрацией. На какой из трех Зеленых состоится тусовка, выяснится на днях.


ЧТО Я ДЕЛАЛ В САНТА-БАРБАРЕ

обложка журнала Отдых

Какие раньше были туристические журналы? Скучными. Потому что их выпускали и писали в них непонятно кто. Теперь ситуация меняется. Главным редактором журнала "Вояж" нынче работает Шура Тимофеевский, который привлек к славному делу туристической журналистики хороших писателей - Татьяну Толстую, Дуню Смирнову, Дениса Горелова, Вику Никифорову. Теперь журнал этот можно читать.

А главным редактором журнала "Отдых" стала Таня Арзиани (Арзиани в переводе со сванского - Дискурсидзе), которая тоже позвала хороших писателей (Сережу Кузнецова, Ольгу Каминку, Валеру Панюшкина, Павла Санаева), хорошего дизайнера Юлю Коптелову, приволокла в журнал всяческих глянцевых прибамбасов, которым научилась, работая в "Матадоре" и "Мари Клэр" и выпустила первый свой номер под расширенным названием "Отдых. Лайф стайл".

В этом номере есть и моя статья о Санта-Барбаре, к сожалению, без первого абзаца - довешу его в пятницу.


"ЗНАМЯ" НАПЕЧАТАЛО ДОНОС НА Б.АКУНИНА

Есть такой Б.Акунин, писатель Списка Ста (в сети, к сожалению, его пока нет, но отрывок нового романа он нам обещал - как соберемся, вывесим). Он пишет детективы из конца прошлого века - про сыщика Фандорина. Издал уже четыре штуки - каждый текст в новой разновидности детективного жанра. Критика реагирует очень благожелательно - вот явился хороший глянцевый автор. Я лично просто в восторге.

Есть также Роман Арбитман, саратовский критик. Хороший критик и вообще мой друг. И вот он напечатал в журнале "Знамя" потрясающую по невменяемости статью, где сначала зачем-то очень уничижительно выразился о своих собратьях по критическому цеху (что-то про тараканью побежку), а потом смешал с грязью собственно Б.Акунина. Аргументы такие. Вот критики обрадовались - дескать, тонкая стилизация про прошлый век. А ГЛАВНОЕ они проглядели - почти во всех романах присутствует тема международного заговора против России! Это и есть, по Арбитману, бакунинский мессадж. Дальше следует фантастический фрагмент - "Как и положено, героический сыщик Фандорин (слуга царю, отец филерам) в каждом романе дает отпор злоумышленникам. Под пером Акунина сам факт принадлежности к жандармскому ведомству не только не бросает тень на героя, но и довольно скоро начинает выглядеть главной человеческой добродетелью (каковой попервоначалу не оценит разве что стриженая курсистка с идеями в голове, да и та потом оценит). Романтизация Третьего Отделения как единственной надежи любезного Отечества превращается в лейтмотив акунинских сочинений. Страну, где главными бедами всегда считались дураки и дороги, сам автор по-шулерски подменяет пряничной державой, угроза которой исходит исключительно извне. По ходу чтения романов отчетливо кристаллизуется внешне логичная, но на деле абсолютно фантастическая картина российской действительности последней четверти XIX века, откуда благоразумно изъяты едва ли не все "внутренние турки" - карьеристы и казнокрады, обскуранты и держиморды, чиновные тупицы и политические бездари... - словом, все те, кто своими действиями либо бездействием привел реальную (не пряничную!) страну сначала к 1905-му, а позднее и к 1917 году. Впрочем, в системе координат акунинских романов обе русские революции тоже могут быть объяснены очередными иноземными заговорами".

О художественных достоинствах произведений мастера Арбитман умалчивает, полагая достаточно убедительной ссылку на некоего хрестоматйиного детективного авторитета, утверждавшего, что в детективе тайная организация заговорщиков невозможна, но почему-то не отмечая, что Акунин читается взахлеб - на порядок увлекательнее, чем Лев Гурский и Данил Корецкий.

Но дело даже не в этом, а в том, почему такой бред приходит в голову. Арбитман не допускает, что заговорщики-интернационалисты могут войти в алфавит массовой культуры, быть буквой алфавита, которую можно подвергать любой каллиграфии-стилизации. Таким же образом православные иерархи мочили НТВ за Скорсезе, который ничего дурного не сделал для христианства - так и Акунин ничего дурного не сказал про заговорщиков-космополитов - только лишь показал, как хорошо можно вокруг них заворачивать сюжет. Почему же некоторые "буквы алфавита" провоцируют людей на оголтелость? Это происходит в тех случаях, когда речь заходит о так называемых "больных темах". Заговор против России с легким, как сон ангела, выходом на еврейскую тему - одна из таких больных тем. Больные темы легко заражают малограмотную часть населения - отсюда берутся толпы тупоголовых антисемитов и кривоголовых евреев, готовых увидеть антисемита во всяком, кто, например, повесил у себя дома портрет Николая Второго. Но с Арбитмана спросу побольше, нежели с широких масс. Почему Акунин обошелся с "темой" преизящно, почему сотни читателей увидали в увлекательной книжке увлекательную книжку, а Арбитман ухитрился вычислить там опасное второе дно? В Свердловске когда-то местная "Память" гнобила местную оперу за форму снежинок в "Сказке о царе Салтане" (шестиконечные!), аргументы Арбитмана настолько же животны и абсурдны. Роман, драгоценный, опомнись!

Вдвойне грустно, что донос на Акунина появился в "Знамени". В мифе "Знамени" есть и такая составляющая - антилиберально настроенная публика полагает сей журнал гнездом мирового сионизма, глубоко антирусским проектом. Это тоже бред, разумеется. Но публикация Арбитмана, как это не прискорбно, дает сторонникам этой бредовой идеи хороший козырь.


А ТАКЖЕ: ИНТЕРВЬЮ ЯРКЕВИЧА НА НОСТАЛЬЕЖИ, СТРАННЫЙ САЙТ everLook, ЛОСЕВ У КУЗЬМИНА, КОНКУРС НА ХУДШИЙ РОМАН, ЛЕТОПИСЬ РУССКОЙ СЕТИ ОТ ПАРКЕРА, РАССКАЗЫ УТКИНА

Интересное интервью Яркевича. Сфотографироваться голым я могу совершенно спокойно. А ответить на вопрос - верующий я или нет - не могу. В прозу Яркевича влюбился Александр Цекало (это муж Лолиты из кабаре-дуэта "Академия") и читает ее наизусть своим - Апиной да Розенбауму, а те смеются до колик. А все думали, что Яркевич пишет для западных славистов…

Странный сайт everLook. Культурная проблематика - про тот же скандал о "Сале", про роман "Кодекс гибели", цитаты из Налимова про то, что каждого человека должно быть минимум два, анкета что кому снится. Хорошо написано, еженедельное обновление, занятные ссылки.

На "Вавилоне" выложена книга Льва Лосева "Послесловие". Лосев - американский русский поэт, состоящий в Списке Ста - очень культурный и филологичный. "Послесловие" - к смерти Бродского.

С января на сорок дней
мир бедней.
Тычась в мертвые сосцы
то ль волчицы, то ль овцы,
сорок дней сосут твое
из него отсутствие.

Кузнецов написал о конкурсе на худший роман - не в России, правда, проходил, но цитата из победителя впечатляет -

Сквозь сгущающийся туман позднего октябрьского дня по грязным, разбитым камням дороги, скользким от небесных выделений, устало тащился Стенли Радлторп вверх по холму, оставив за спиной кладбищенские кресты, под которыми покоились его жена, сестра, брат и трое детей, и, пребывая в блаженном неведении о том, что его ожидает катастрофа, призванная опустошить всю его жизнь, он попытался открыть дверь своего полуразрушенного дома.

Паркер предлагает 104 цитаты из Русской Сети времен становления. "С марта 97 года по март 99 года. Начиная со смерти Кати Деткиной (3 марта 97 года), момента, когдаn Русская Сеть проснулась - и заканчивая первым номером Газеты.Ру (1 марта 99 года), моментом, когда все это перестало быть игрой.
Летопись закончилась.
Началось настоящее"

Три рассказа Антона Уткина в "Новом мире". Прочесть, признаться, некогда, но сочинитель хороший.