Сергей Носов.

Хозяйка истории. Роман. Санкт-Петербург, "Амфора".


Прочитав в прошлом году в журнале "Октябрь" "Члена общества" Сергея Носова и разрекламировав его читателю, я с нетерпением ждал выхода другого романа сорокалетнего питерского дебютанта - "Хозяйки истории" (сокращенный текст которого в прошлом же году в "Звезде" прочесть не удосужился). Критик В.Топоров тоже несколько раз выступил с рекламой Носова, назвав его (в частности, в предисловии к рецензируемой книге) "писателем завтрашней моды".
И вот книжка вышла. Нельзя сказать, что она разочаровала, но оставила впечатление двойственное.
Главную героиню - собственно, хозяйку истории - зовут Еленой Ковалевой. У нее есть странный дар: во время оргазмов Ковалева предсказывает разного рода геополитические события: от урожая бобов сои в Западно-Африканской республике до даты смерти Брежнева (время действия - 1971-1983). Это и есть "фишка", магнитный кунштюк, на котором обязан держаться весь текст. На таких простых и эффектных кунштюках держится западный литературный мейнстрим уже по меньшей мере полвека. Книжка написана без особых дискурсивных открытий, но аккуратно или интеллигентно (или, как удачно сформулировал Топоров, - "талантливо, скромно, смешно и с достоинством"). Центральная коллизия - психологическая. КГБ - работодатель Ковалевой - по своему усмотрению подбирает ей мужей, один из которых оказывается любимым, а другой ненавистным. Но главная и естественная драма Елены Викторовны - желание иметь ребенка, который не положен по роду занятий (драма нес частной женщины-феномена вообще подана сильно, элементарными и впечатляющими мазками; см. цитату). Ей много чего не положено по роду занятий, она ведет затворнический образ жизни, даже выезжая "на натуру", за границу, ближе к месту какой-нибудь встречи глав государства, она торчит в гостинице и находит отдушину лишь в дневнике, который и составляет примерно половину книги. Другая половина (большая) - это записи второго мужа Ковалевой Подпругина, существа в высшей степени отталкивающего. О конструкции можно сказать то же, что выше о "фишке": просто и эффектно.
Сюжет, однако, провален. Елена Викторовна бежит на Запад (или ее просто похищают) и с какого-то времени начинает работать на вероятного противника, так что ситуация оборачивается зеркально: дело хорошее, но за изобретательность автора хвалить не приходится. Дебиловатый канцелярит Подпругина хорош, когда им написаны примечания к дневнику Ковалевой, но нечитаем, когда подается лошадиными дозами его собственных записок. Особенно уныло - эдаким запоздалым соц-артом - выглядит пересказ политических перепетий, на которые Е.В.Ковалева так или иначе повлияла. От сокращений текст явно выиграл бы. Впрочем, сильно критиковать Носова мне не хочется: это и впрямь талантливый прозаик и драматург, и "Член общества", который скоро увидит свет в той же "Нашей марке" и уже вышел маленьким тиражом в экспериментальной серии галереи "Боре", многомернее и остроумнее "Хозяйки истории" (хотя, сравнивая сейчас два текста, я вспоминаю, что и в "Члене" были проблемы с завершением сюжета).
Цитата. "Новый год Е.В.Ковалева встречала в полном одиночестве. Известно, что легла рано. Телевизор выключила, когда запел в "огоньке" М.Магомаев, не доев уже положенные на тарелку шпроты".

Журнальный вариант романа в "Звезде"

Журнальный вариант "Члена общества" в "Октябре"

СОВРЕМЕННАЯ РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА