Светлана Богданова

Предложение


Ничего так и не ответив, она повернулась и направилась к черному, дышащему паром зеву метро, и оттого, что он так и не услышал ни одного слова, ее зеленоватое пальто и торчащие из-под подола ярко-желтые брюки, слегка снизу забрызганные грязью, вся ее одежда, которую про себя он называл яичницей с луком, теперь казалась раздражающе пестрой, да и фигура ее вдруг предстала перед ним во всей своей тощей уродливости, он понимал, что волна омерзения, которая столь неожиданно захлестнула его, - нечто мгновенное, острое чувство, пришедшее к нему как компенсация сильной страсти, только что владевшей им, и все же он смотрел ей в спину и наслаждался невыполнимым желанием подбежать к ней сзади и толкнуть - в извивающийся драповый шов, а затем обойти и взглянуть на ее перепачканное грязью лицо и руки, по-утиному хлюпающие в слякотной кашице, впрочем, он постарался скорее отогнать эти злые мысли, и, развернувшись, направился прочь, по влажной кромке тротуара, он хотел было перейти на другую сторону, как вдруг заметил раздавленное животное, оно лежало прямо на середине проезжей части, и его белый мех - очевидно, кошачий - был словно вмазан в небольшую ямку, однако, вглядевшись, он понял, что это не кошка, поскольку из странно вытянутой головы животного торчала пара длинных ушей, перепачканных кровью и черной жижей, похожей на деготь, и, присмотревшись к сбитому машиной кролику, он внезапно осознал, что отныне его будет терзать страх и неизвестность, которые лишь усилят его постоянное ощущение несвободы, и что жизнь его будет бессмысленна и механистична, и он ничего не сможет изменить - до тех пор, пока она не примет или не отвергнет его предложение.

октябрь 1998

СОВРЕМЕННАЯ РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА



Rambler's Top100