Светлана Богданова

Последняя притча


Они сидели на траве, возле реки, и за спиной Учителя тяжело шумел лес, казавшийся теперь Ученику белым листом папируса, на котором зелеными чернилами начертаны были иероглифы прощания. Учитель взглянул на воду, и в его рысьи желтых глазах мгновенным блеском отразилась солнечная рябь с поверхности волн.

- И тогда, - продолжил он, - Великий Волшебник понял, что ему стали подвластны и огонь, и вода, и земля, и дерево, и металл. Но ему по-прежнему были неподвластны тени, скрытые в его собственном теле. Он задумал овладеть и этими таинственными духами, но не знал, как. Войдя в лес, тот самый, что сейчас у нас за спиной, он наткнулся на огромный розовый муравейник. Великий Волшебник опустился на землю и долго наблюдал за кишащими среди хвои насекомыми. И тогда он решил дать своим духам свободу, позволить им выйти наружу и разбрестись по всему свету. Им предстояло тысячу раз умереть и снова возродиться, прежде чем они вновь сольются воедино в том же самом обличьи. Однако Великий Волшебник предвидел, что, обретя таким образом себя самого, он, возможно, потеряет память. Он взял папирус и начертал на нем самый сложный из своих колючих знаков, похожий на прекрасную резную клетку, и в эту клетку он поместил сильнейшего духа. Запретив ему рождаться и умирать, он назвал его Самим Собой и предначертал ему, что, лишь выйдя из лесу, он вновь станет тем, кем он был. В тот же миг Великий Волшебник рассыпался, словно песчаный колосс.

Учитель замолчал. Он все еще смотрел на реку. Солнечные лучи проникали сквозь легкую соломенную шляпу, из-за чего на щеках его дрожал причудливый муаровый узор.

- О Учитель, - проговорил Ученик. - Вот почему нас так часто мучает чувство тщетного узнавания, когда мы всматриваемся в лицо другого человека. Ведь и вправду мы еще до рождения все были единым целым!

Учитель медленно повернулся и взглянул на Ученика. В его взгляде сквозило снисхождение.

- О Учитель, - снова начал Ученик. - Сегодня мы вышли из этой чащи, и ты поведал мне легенду о Великом Волшебнике. Неужели ты сам - Великий Волшебник, и если это так, то кто тогда я?

Учитель пожал плечами, а затем ответил: - Твое заблуждение мне понятно, о мой верный Ученик, ибо Великий Волшебник - это ты. А я призван был вырваться из своего заточения лишь затем, чтобы ты вновь обрел Себя Самого.

С этими словами Учитель протянул руку и сцепил свои пальцы с пальцами Ученика. Их взгляды пересеклись, и Ученику почудилось, что на него надвигаются два сияющих желтых диска.

Когда золотистое марево рассеялось, Ученик увидел, что остался один. Он сидел на берегу реки, а на его ладони покоился теперь маленький теплый ключ.


май 1998

СОВРЕМЕННАЯ РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА



Rambler's Top100